Особенности экономического кризиса в России

Подписаться на эту рубрику по RSS

Государство, политическая система, бюджетный процесс, или похвала американской демократии

Автор статьи Константин Прядко является руководителем направления исследований в области инвестиций Центра НЕОКОНОМИКА

21.10.2013

Статья Государство, политическая система, бюджетный процесс, или похвала американской демократии перепечатана с сайта НЕОКОНОМИКА.

Статья предназначена для раздела Политическая элитология

Константин Прядко

Константин

Прядко

Статья написан по поводу технического дефолта США в октябре 2013 года, что заставило поволноваться многих. В связи с этим автор показывает особенности функционирования политической системы в Соединенных Штатах которая на сегодня является само совершенной из существующих "демократий". Для нас особый интерес представляет сравнение с нынешней политической системой в России.

Кризис в США

Крепкий мужчина вошел,

Двое таких же у входа -

Время налоги платить

Интернет

Видел потом в Коммерсанте

Фото сгоревшего джипа -

Кризис бюджетный решали

К. Прядко

Пролог

Поздравляю всех читателей, остро переживавших перспективу дефолта Соединенных Штатов Америки. Армагеддона не произошло, люди с ослепительными улыбками в хороших костюмах в очередной раз спасли мировую финансовую систему от катастрофы в последний момент, достигнув компромисса по каким-то очень важным для них нюансам. Мир вздохнул с облегчением и злорадно продолжил подсчитывать вновь привычно ринувшиеся вверх цифры американского государственного долга. Как всегда в рядах комментаторов основную массу составили финансовые аналитики, бодро перескочившие с перечисления последствий дефолта самой могучей экономики мира на обсуждение перспектив доверия к американской финансовой системе, как будто ей в текущей ситуации кто-то осмысленно сможет в таком доверии отказать.

Все вернулось на круги своя, в связи с чем можно затронуть темы более абстрактные, но от этого не менее практические и значимые.

Вокруг сущностей государства и политической системы уже не одно столетие в научных кругах ведутся дискуссии, даются многочисленные определения и концептуальные конструкты. Долгое время страсти кипели нешуточные. Каждая научная школа пыталась искать свой путь, который позволял бы изложить апологию существующему государству наиболее непротиворечивым, соответствующим ее становой концепции образом, и, в тоже время, не подвергая ненужным рискам благодатные потоки финансирования от государства и прочих доноров.

Возьмем же и мы на себя смелость посвятить несколько скромных строк упомянутым вечным проблемам, осознавая, что рассказанное нами не понравится ни апологетам невидимой руки рынка, ни адептам социальной справедливости и дирижизма.

Наиболее ярко сущность государства иллюстрируют два исторических анекдота, известных среди любителей античной и средневековой истории.

Первый является апокрифом и повествует о братьях - основателях древнеримского государства Ромуле и Реме. Как известно, в ходе бюджетного кризиса, переросшего в политический, тандем руководителей распался, и в результате оставшийся в живых брат стал первым единоличным правителем Рима.

Второй является менее известной, но тоже вполне хрестоматийной историей о начале исторических времен и основании государства у германского племени франков во времена Великого переселения народов. Король (тогда еще вождь) Хлодвиг был неприятно удивлен, выслушав претензии одного из своих приближенных о соблюдении племенного бюджетного правила в отношении собранных с бывших римских территорий налогов (половина добычи – дружине). Претензия касалась понравившегося Хлодвигу драгоценного кубка, который согласно пониманию оппозиционера надо было также поделить надвое. Бюджетный компромисс был найден, Хлодвиг сначала разрубил топором золотой кубок, а потом голову формалиста, после чего бюджетный процесс пошел по накатанной колее и подобных политических кризисов больше не случалось. Собственно историки относят получения королевского статуса Хлодвигом именно к этому событию. Мы же отнесем к нему момент возникновения у франков государства.

В этих коротких, но наглядных историях в сжатой, практически модельной форме выражена вся суть государства, с нашей точки зрения, наиболее точно осмысленная в концепции «стационарного бандита». [1]

О сущности государства

Много воды утекло с тех времен, государство эволюционировало, множились и ширились его функции, механизмы управления и способы благоустройства подвластной территории с целью укрепления его, государства, кормовой базы. Но глубинная суть государства от этого не перестает быть прежней, даже в современной умеренно-вегетарианской версии.

Итак, государство это невозбранный сбор ресурсов с податной территории и распределение данных ресурсов неким образом.

– Эге, – скажут скептики. – Что-то вы заигрались со своим подростковым цинизмом. А как же социальные функции государства? А выборы? А почему король Обама не возьмет топор и прямо в Конгрессе не разрешит бюджетный кризис, нашинковав Д. Бейнера в капусту?

На эти совершенно резонные вопросы существуют не менее резонные обоснованные ответы.

Ниже речь пойдет в основном о Западной Европе, поскольку именно европейская цивилизация породила нынешний миропорядок, венцом которого по праву должны считаться Соединенные Штаты Америки. Именно в Западной Европе, в силу ряда специфических факторов, политическая власть обособилась от государственного аппарата и возникла политика как самостоятельный феномен, совершенно непонятный в большинстве других частей света, в том числе и в России, где политическая и административная власть традиционно совпадают. Кроме того, именно в Западной Европе политическая система была облечена в форму избираемых представительных органов, ныне признаваемую (но не нами) эталоном современного государственного устройства.

Основным способом разрешения вопроса о добыче ресурсов весь обозримый период истории человечества являлась война, данный тезис менее актуален лишь со второй половины двадцатого столетия, когда было изобретено оружие массового поражения и более изощренные способы доступа к ресурсам, вроде глобальной финансовой системы.

Как писал Клаузевиц: «Насилие использует изобретения искусств и открытия наук, чтобы противостать насилию же».[2] Мы пойдем дальше и возьмем на себя смелость утверждать, что не что иное, как необходимость постоянной подготовки и осуществления военных действий, являлось фактором, который подвиг Европу, а позже и весь остальной мир к столь стремительному прогрессу первоначально в технической, а затем и в социальной сфере. Происходил постоянный рост территорий и населения государств, совершенствующаяся военная техника (огнестрельное оружие и артиллерия) потребовали усложнения структуры и механизмов управления государством.

Законы управления неумолимы, как ни приятно было монархам править в ручном режиме своими королевствами в рамках ситуативно-реактивной деятельности, но эпоха потребовала усложнить и рутинизировать процессы управления, резко ограничив простор для монаршего усмотрения. На смену бородатым соратникам Хлодвига с топорами, пришли скучные обученные грамоте чиновники, для которых важным было не владение холодным оружием и боевой кураж, а умение организовать процессы аккумулирования и распределения ресурсов на подведомственной территории. Возрастающая численность и вооруженность армий, смена тактических приемов и увеличение интенсивности боевых действий потребовали организации массового производства обмундирования, снаряжения и вооружения, что дало резкий импульс развитию промышленности, инженерному делу и науке.

Постепенно социальное значение населения как квалифицированного участника производственного процесса росло. Сверхмассовые призывные армии, исчисляющиеся миллионами человек, потребовали усиления сопричастности населения к делам государства, также усложнялась социальная структура общества, что повлекло за собой необходимость социальных компромиссов, оформившихся в политические реформы и избирательные права граждан.

Политическая система и демократия

Итак, в ходе описанных выше процессов образовалась система государственного управления, в той или иной форме присущая современному «золотому миллиарду», апогеем и квинтэссенцией которой, является система государственного управления в США. Основными характеризующими феноменами этого образа правления являются:

отделение политической системы от бюрократической;

и чисто американский феномен, который для данной статью можно назвать «принцип разделения полномочий».

Разделение политической системы и бюрократического аппарата вполне нормальное явление для современных стран, называемых цивилизованными. В рамках данного разделения элита делится на политическую часть и класс бюрократов.

Политическая часть формируется в рамках политического строительства в форме политических партий. Борьба за власть в политической части элиты осуществляется в ходе избирательных циклов и законотворческой деятельности в представительных органах власти. Основными задачами политической элиты является определение политического курса страны, законотворческая деятельность и, как частный, но, тем не менее, самый важный случай законотворческой деятельности, распределение ресурсов в рамках бюджетного процесса. Смена политической элиты осуществляется в ходе избирательных циклов. Данный способ формирования политической элиты вынуждает политическую элиту постоянно актуализировать свою позицию исходя из настроений в обществе, принимать во внимание интересы самых различных социальных групп и слоев.

Бюрократическая часть элит формируется по принципу найма в аппарат государственной власти. Основной задачей бюрократического аппарат является реализация политического курса, определенного политической элитой, поддержание порядка и распределение ресурсов, в строгом соответствии с бюджетами, утвержденными представительными органами государственной власти, то есть, опять-таки элитой политической. Бюрократическая часть элиты, меняется менее динамично, чем элита политическая, и часто имеет место принцип несменяемости или система пожизненного найма.

Таков общий принцип, по которому формируются и функционируют элиты условного «Запада».

Что касается феномена, названного нами «принцип разделение полномочий», это специфическое явление, присущее исключительно государственной системе США. В основе его содержится постулат Монтескье, идеи которого нашли широкое отражение во взглядах американских отцов-основателей о разделении властей. Но в государственном устройстве США данный принцип доведен до своего абсолюта. Реализуя «принцип разделения полномочий», отцы-основатели построили систему, резко отличающуюся от своих европейских прототипов, включая прототип британский.

В данной системе ни одно должностное лицо не может спокойно осуществлять свои полномочия в рамках своего ведения, потому что они умышленно сформированы так, чтобы пересекаться с властными и контрольными полномочиями других органов и ветвей власти. В системе государственного управления США институализированы хронический конфликт и остро-конкурентная среда. Иными словами, получая назначение на должность, представитель политической или бюрократической элиты, не может, в отличие от своих европейских собратьев, спокойно почивать на лаврах в ожидании выхода на заслуженный отдых. Ему предлагается бороться за свой политический вес, реализацию своих полномочий и идей. Такая организация органов власти вынуждает должностных лиц в США не игнорировать проблемы, как во всем остальном мире, включая Европу, но искать их, поскольку борьба за их решение позволяет им укрепить свои позиции в иерархии государственной власти.

Именно уникальный феномен «разделения полномочий» позволил Соединенным Штатам долгое время поддерживать свою систему управления в активном деятельном состоянии и, наряду с прочими факторами, определил их лидирующее положение в мире.

Мы далеки от мысли идеализировать государственное устройство США, тем более что, по нашему мнению, «стационарный бандит» всегда остается таковым вне зависимости от слоя грима (демократических процедур), которым покрыта его авторитетная физиономия. Тем не менее, не отдать должное этой самой совершенной из всех несовершенных государственных систем - большая ошибка, которую незашоренный эмоциями и пропагандистскими клише исследователь допускать не должен.

А у нас?

Учитывая вышеописанную картину, недавний всплеск политического кризиса в Соединенных Штатах, вылившийся в кризис бюджетный, отнюдь не кажется катастрофой. Имеет место очевидный никем не отрицаемый политический кризис, на фоне кризиса экономического, в рамках которого идет разрешение политических конфликтов согласно регламентам существующей политической системы. Да, до разрешения данного этапа политического конфликта, всем финансистам и крупным предпринимателям пришлось понервничать. Но кто сказал, что во главу угла американской системы государственного управления должен быть поставлен душевный комфорт китайских коммунистов, немецких банкиров, российских блоггеров и журналистов? США заняты своими внутренними проблемами и «пусть весь мир подождет» (с).

На этом фоне гораздо печальнее смотрится ситуация с системой государственного управления других стран, где люди до сих пор не могут понять разницу между политической и бюрократической системами, поскольку этой разницы не существует. Где политики в отрыве от чиновничьей иерархии просто нет. Где элита административная дублирует политическую. Где место должностного лица в иерархии определяется не его заслугами в решении конкретных или общих задач, а тем обстоятельством, с кем он в детстве охотился на зебру или занимался восточными единоборствами. В этих местах система органов государственной власти может быть полностью скопирована с европейской, но отсутствие политической системы превращает эту копию в фальшивую ширму, лишенную реального содержания.

Граждане таких стран, должны испытывать жгучую зависть к способам формулирования и решения политических и бюджетных проблем, продемонстрированным Соединенными Штатами Америки. Взять хотя бы ситуацию у нас в России. Имеет место жесткий бюджетный кризис, все спрогнозированные макроэкономические показатели посыпались, Росстат объявил о стагнации, что на языке реалий называется отрицательным экономическим ростом, то есть рецессией.

Что происходит в российской политической системе? То же, что и за долгие годы до этого остроумно было названо «дракой бульдогов под ковром». Идут келейные совещания у президента, судорожные межведомственные согласования урезания бюджетных расходов. Какое отношение данный процесс (но конечно, не его результаты) имеет к жизни остального населения, не являющегося частью административной (другой у нас нет) элиты? Никакого.

В стране совершенно отсутствует открытая политическая дискуссия по насущным вопросам государственного строительства, нет никакой инфраструктуры, которая бы опосредовала бы диалог и обмен идеями. В первую голову такая инфраструктура должна была вырасти в околопарламентской среде, качественная законотворческая работа предполагает активное привлечение экспертов с самыми различными взглядами и компетенциями, а также активную работу с участниками профильных, затрагиваемых законопроектами областей. Естественно, что в текущей ситуации, когда Федеральное Собрание превратилось в канцелярию при Правительстве, а истиной в последней инстанции стало заключение на законопроект Минфина, ни о какой политической дискуссии не может быть и речи.

Подобная система хороша для элит в эпоху тучных годов экономического роста, когда можно особо не утруждая себя раздавать с барского плеча бюджетные излишки сверхдоходов, но никак не в период, когда экономика начала сжиматься как шагреневая кожа. В этот период как никогда нужна работающая политическая система, которая может выступать как демпфер общественного недовольства и, в тоже время, поставщик кадров и идей для элиты. И никакие суррогаты вроде народного фронта и агентства стратегических инициатив ее заменить не смогут.

Выстраивание политической системы сопряжено с немалыми сложностями, что показала предыдущая попытка это сделать (см. партия Справедливая Россия). Существует отчуждение населения от государства и политики, в культуре страны отсутствуют традиции ответственного голосования на выборах и политической дискуссии. Но начинать формировать ее придется. Если конечно не выбрать другой путь развития, который никакого отношения к институтам демократии не имеет. Но это уже совсем другая история.

[1] О. В. Григорьев «Лекции по Управлению и Элитологии», Лекция 2. Понятие об империи, часть 1

Ссылки ко всем лекциям Григорьева найдете в рубрике Управление и элитология


[2] К. Клаузевиц «О войне»


Данная страница с перепечаткой статьи Константина Прядко об устройстве американской системе государственного управления - создана для раздела Политическая элитология для пояснения раздела Особенности экономического кризиса в России, а ссылки установлены на страницах Сайт НЕОКОНОМИКА и Неокономика: теория кризисов