Словарь по истории России

определение понятие значение информация система структура принцип символ

Великие князья Великого княжества Литовского интересуют нас по той причине, что литовско-русское государство, просуществовавшее с 1236 по 1795 год, было не только проектом собирания осколков Киевской Руси, но в некотором смысле - попыткой развития части Руси по западному пути через создание совместно с Польшей второй империи славян, что для самого ВкЛ обернулось полным крахом.

СТАТЬЯ Литовские князья

Часть 1

Часть 2

герб княжества литовского

Великое княжество Литовское

Отказ от союза с Русским царством в пользу «республиканского» королевства Польского был выбором элиты литовско-русского государства, соблазненной свободами и вольностями польской шляхты. В результате Великое княжество Литовское и Русское как альтернативная Русь не состоялось, так как уния с Польшей, приведшая к созданию Речи Посполитой, означала вхождение в европейскую католическую империю, после чего литовские князья и вся элита утратили не только цели на объединение Руси, но и собственную самоидентификацию, причем, территория Литовского княжества утратила большую часть - ту самую оукраину, отошедшую к Польше, которой поляки дадут название Ukraina. История Литовского княжества доказывает правоту теории элит в том, что простой народ Великого княжества Литовского, состоящий в основном из русичей, ничего не решал, так как являлся собственностью элиты государства.

РАЗДЕЛ История Руси

СТАТЬЯ Литовское княжество

В. К. Чаропко Великие князья Великого Княжества Литовского

04.07.2015 Обновлено 16.04.2017 Пояснения и замечания.

1. Данная статья является моей попыткой создать словарную статью Князья Великого княжества Литовского как исторический нарратив, поэтому она - (1) как словарная - довольно краткая и схематичная (более подробные биографии литовских князей вы найдете в книге - Литовско-Русское государство в XIII—XVI вв или Великие князья Великого Княжества Литовского) и (2) является критикой современных статей по теме князья ВкЛ.

2. Надеюсь, читатель понимает, что термины - литовские князья и Литовское княжество (и даже ВКЛ - Великое княжество Литовское) - являются всего лишь устоявшимися современными сокращениями. Названия даже не надо переводить, так как язык литовского княжества, которым с момента образования ВКЛ стал смоленско-полоцкий диалект западнорусского языка, развился в современный белорусский язык, который в терминологии схож с современным русским языком.

3. Древнерусский язык всех восточных славян, производил термин князь от скандинавского конунг. Вероятно, древние славяне использовали и азиатский титул каган (хакан, хаган, Qaγan, хаан), знакомый им со времен Аварского каганата, но с момента образования в 862 году государства Русь русский термин князь приобрел свое нынешнее значение - владыки европейского феодального государства.

4. Факты биографии и деятельность литовских князей общедоступны, но в статье изложены через призму москвоцентризма. Просто трудно представить российскую историю для россиян без учета негативной роли Литовского княжества в борьбе за собирание земель Древнерусского государства, в которой победило Московское Русское царство, ставшее Россией. Ведь Российская Федерация является преемницей не только СССР, но и Российской империи.

Основная статья:

Дополнительная статья:

Великое княжество Литовское

Литовское княжество

Словарь по истории России

Великие литовские князья

Хронология и имена литовских князей соответствуют статье Список великих князей литовских из Википедии, откуда перепечатана Таблица великие литовские князья. Литовские князья таблица содержит лишь имена литовских князей, правивших до Люблинской унии, завершившей в 1569 году объединение ВкЛ с Польшей, после которой титул Великий князь Литовский окончательно перешел как дополнительный к титулу выборных польских королей.

Годы правления

Русское

Белорусское

Польское

Литовское

ок. 1236—1263

Миндовг

Міндо́ўг

Mendog

Mindaugas (Ми́ндаугас)

1263—1264

Тро́йнат

Траня́та

Treniota

Treniota (Трянёта)

1264—1267

Во́йшелк (Во́йшелг)

Во́йшалк

Wojsiełk

Vaišelga (Ва́йшвилкас, Ва́йшялга)

1267—1270

Шварн Данилович

Шварн

Szwarno

Švarnas (Шва́рнас)

1270—1281

Тро́йден

Тра́йдзень (Тро́йдзень)

Trojden

Traidenis (Трайдя́нис)

1282—1285

Довмо́нт

Даўмо́нт

Dowmunt

Daumantas (Дау́мантас)

1285—1290

Будики́д

Будзікі́д

Butygejd

Butigeidis (Бутигяй́дис)

1290—1295

Пукуве́р Будиви́д

Будзіві́д

Pukuwer

Butvydas (Пуку́вярас Бу́твидас)

1295—1316

Ви́тень

Ві́цень

Witenes

Vytenis (Витя́нис)

1316—1341

Гедими́н

Гедзімі́н (Ґедымі́н)

Giedymin

Gediminas (Гядими́нас)

1341—1345

Евну́тий (Явну́т)

Яўну́т

Jawnut

Jaunutis (Яуну́тис)

1345—1377

Ольгерд

Альге́рд

Olgierd

Algirdas (А́льгирдас)

1377—1381

1382—1392

Яга́йло

Яга́йла

Władysław II Jagiełło

Jogaila (Йога́йла)

1381—1382

Ке́йстут

Кейсту́т

Kiejstut

Kęstutis (Кясту́тис)

1392—1430

Ви́товт

Ві́таўт

Witold

Vytautas (Ви́таутас)

1430—1432

Свидрига́йло

Свідрыга́йла

Świdrygiełło

Švitrigaila (Швитрига́йла)

1432—1440

Сигизму́нд Ке́йстутович (Жигимо́нт)

Жыгімо́нт Кейсту́тавіч

Zygmunt Kiejstutowicz

Žygimantas Kęstutaitis (Жиги́мантас Кястута́йтис)

1440—1492

Казими́р Ягелло́н

Казімі́р Ягело́нчык

Kazimierz Jagiellończyk

Kazimieras Jogailaitis (Кази́мерас Йогайла́йтис)

1492—1506

Алекса́ндр Ягелло́н

Алякса́ндр Ягело́нчык

Aleksander Jagiellończyk

Aleksandras (Алякса́ндрас)

1506—1544

Сигизму́нд Ста́рый

Жыгімо́нт Стары́

Zygmunt Stary

Žygimantas Senasis (Жиги́мантас Сяна́сис)

1544—1572

Сигизму́нд Авгу́ст

Жыгімо́нт А́ўгуст

Zygmunt August

Žygimantas Augustas (Жиги́мантас Аугустас)

Данный список литовских князей содержит лишь имена великих литовских князей, которые были самостоятельными владыками, так как после принятия Люблинской унии и смертью князя Сигизмунд II Августа, на которым пресеклась династия Ягеллонов, титул великий князь Великого княжества Литовского литовского и Русского перешел к домену польских королей. Список выборных королей, имевших право на титул великий литовский князь вы может найти в Википедии:

ВИКИПЕДИЯ Список правителей Литвы

Взаимоотношения Руси и Литвы

Слово Литва получило распространение, скорей всего, от славянского племени кривичей, у которых оно обозначало район, населенный балтийскими племенами, граничащий с Полоцким княжеством. Ядром зарождения литовско-русского государства стало русской удельное Новогрудское княжество, куда на княжение был приглашен литвин Миндовг, бывший вождем литовского племени (точнее ВОЕННО-ПОЛИТИЧЕСКОГО СОЮЗА). Если рассматривать эту историческую коллизию как аналогию с призванием варягов на Русь, то никакого бы совместного литовско-русского государства и не получилось, но Миндовг взял и присоединил к русским землям Новогрудского княжества земли литовских племен, в которых он был вождем. Именно соединение русских и литовских земель позволило Миндовгу назвать свое государство - Великое княжество Литовское и Русское.

Надо отметить, что к началу 13 века вся Европа уже приняла христианство и только Прибалтика оставалось регионом, где балты сохраняли язычество и племенную организацию общества (нам ортодоксальная историография навязывает вождество, но Литва, скорее всего, представляла собой ТЕРРИТОРИАЛЬНЫЙ ВОЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИЙ СОЮЗ ПЛЕМЕН). Рост интереса русских князей (равно как у польских князей и крестоносцев) к землям балтов в конце 12 века можно объяснить тем обстоятельством, что они были последними «ничейными» в смысле безгосударственными в Европе. Причем, уже сотни лет русские князья имели возможность захватить территории балтийских племен, но не имели экономического интереса, так как земли балтийских народов были крайне бедны ресурсами. Для русских князей, имевших огромные территории, важней были люди, но даже вывести людей было трудно, так как при малочисленности и редком расселении, балтийские племена, подобно норманнам, превратились в народное ополчение, жившее за счет грабежа соседей. (См. Войны между племенами)

славяне и балты

Воинственность балтов имела причину как раз в неразвитости племенной экономики, так как балты к концу первого тысячелетия еще толком не освоили приемы земледелия, скудные плоды которого не позволяли быть им многочленными, потому они в основном оставались охотниками и собирателями. Когда древние славяне, убегая от Аварского каганата, вошли в соприкосновение с балтами, то те увидели неведомые для них изделия и продукты, для выменивания которых им нечего было предложить из собственных продуктов труда. Потому грабежи - т.е. отъем при помощи силы у соседних славян, как способ получения продуктов, недоступных им иным путем, стали частью экономики балтийских племен.

расселение восточных славян

Интересна трансформация значения слова «литвины», которое первоначально на Руси использовалось для обозначения этнических балтов, живших на пограничной территории, получившей у русов (русинов) название «Литва». Слово литвин было образовано по правилу русского языка - Русь-русин, Жмудь-жмудин, Литва-литвин. После образования общего литовско-русского государства, на остальной Руси слово литвин приобрело значение - жителя (подданного) Великого княжества Литовского и Русского, а в самом княжестве после стихийного переименования Черной Руси (старинный термин сами русины давно не использовали) в Белую Русь, вероятно, от поляков, разделявших русские земли на «белые» в смысле независимые от татарского ига, и «чёрные» - каковой считалась остальная Русь, живущая под игом «темной» Орды. В самом княжестве после осознания себя жителями государства, отличным от Руси, для разграничения от литвина (первоначально этнического балта) появилось обозначение - литвин бело-рус. За малочисленностью самих балтов в составе населения Литовского княжества на остальной Руси обозначения - белорус и литвин - стали синонимами, а после появления слова «литовец» в 17 веке, слово литвин стало архаикой, используемой лишь в отношении средневековых белорусов - этнических русов.

Думаю, все согласятся, что историю появления современных русских терминов следует искать исключительно в творчестве русского народа, а появление терминов в литовском или белорусском языках - проблема этих народов, которая нас никак не касается.

Полоцкое княжество

Когда-то славянское племя кривичей, занявшее южную территорию балтов, сформировало Полоцкое княжество (СОЮЗ ПЛЕМЕН), ставшее гегемоном всего прибалтийского региона, которому платили дань как балты, так и славяне дреговичи, которые проникли на земли ятвягов. Кривичи участвовали в призвании варяга Рюрика на Русь, а летопись Повесть временных лет сообщает нам, что в 862 году «принял всю власть один Рюрик, и стал раздавать мужам своим города - тому Полоцк, этому Ростов, другому Белоозеро», что привело к появлению в Полоцке собственной династии князей. Вероятно, по этой причине Полоцкая земля лишь номинально числилась в составе территориальной империи восточных славян, созданной Вещим Олегом с переносом столицы в Киев.

балтийские племена и Русь в начале 13 века

Вторым присоединением Полоцкого княжества к Руси можно считать захват (ок. 980) и разрушение Полоцка Владимиром Святославовичем, еще в бытность его новгородским князем. Полоцкий князь Рогволод и все члены его семьи были убиты, кроме дочери Рогнеды, которую Владимир Креститель Руси насильно возьмет себе в жены, но та совершит покушение на Владимира, ставшего уже киевским князем, которое якобы предотвратит малолетний сын Изяслав. По просьбе бояр - «Не убивай её ради дитяти сего, но воздвигни отчину отца её, и отдай ей с сыном твоим» - Владимир Великий уже в 987 году отстроил в Полоцком княжестве новую столицу с именем сына - город Изяславль (Заславль), куда и была выслана Рогнеда с сыном Изяславом, ставшим родоначальником новой русской династии полоцких князей - Изяславичей как ветви рода Рюриковичей.

Черная Русь

Для истории Литовского княжества более интересен вопрос - когда Черная Русь стала владением полоцких князей? Скорее всего, именно в 987 году с момента восстановления Полоцкого княжества - часть завоеваний Владимира Крестителя после похода 983 года в Судавию (русск. Ятвягия) была присоединена к владениям полоцкого князя. Название же Черная Русь, вероятно, появилось ранее, когда эта часть была северной оконечностью Руси, так как «черная» в соответствии с языческими наименованиями сторон света означало «северная».

Черная Русь

Дреговичи создали собственное Турово-Пинское княжество, но клин ятвяжской земли между западными полянами (поляками) и литовскими племенами, где дреговичи жили чересполосицей с балтами, отошел к Волынскому княжеству. Судя по всему, Черная Русь была выделена в удельное княжество при разделе Полоцкого княжества между семью сыновьями Всеслава Брячиславича, а после аннексии княжества в 1129 году Мстиславом Владимировичем Великим, сославшим всех полоцких князей в Константинополь, попадет под власть волынских князей. Доказательством тому служит упоминание в летописи того факта, что мысок вглубь территории ятвягов, где появится город Городен (Городенъ до середины XVI в., Городня, Гродно) будет захвачен волынскими князья.

Для того, чтобы понять начало Литовского княжества надо представить обстановку в Черной Руси, которая уже давно была самостоятельной: - (1) от захиревшего Полоцкого княжества, благодаря непроходимым (минским) леса, отделявших ее от Полоцка, (2) от Галицко-Волынского княжества - благодаря нашествию монголо-татар, заставившего самого галицкого князя скрываться в Королевстве Венгрия и Королевстве Польском.

Новогрудское княжество

Вероятно, первоначально в Черной Руси было общее Городенское княжество, но потом и оно разделилось на уделы, одним из которых было Новогрудское княжество, центром которого стал Новогрудок (Малый Новгород, Новогородок Литовский), выросший вокруг Новогрудского замка, закладку которого летописи приписывают Ярославу Мудрому во время его похода против балтийского племени ятвягов, предположительно около 1044 года.

Новогрудский замок

В 1199 году завершилось объединение Галицкого с Волынским княжеством, которое непосредственно граничило с Черной Русью, а Черниговское княжество отторгло у Турово-Пинского княжества удельное Клецкое княжество, так же граничащее с Черной Русью. Именно галицко-волынские и черниговские князья на фоне упадка значения Киева (См. Русские княжества) стали основными соперниками в Удельной Руси в борьбе за расширение территории своих княжеств за счет соседей. Нет никакого сомнения, что Черная Русь, да и вся Прибалтика была бы вскоре захвачена русскими князьями, если бы не нашествие монголо-татар в 1237-1240 годах.

образование Литовского княжества

Образование Литовского княжества

Нет нужды доказывать, что причины образования ВКЛ состояли в монгольском нашествии на Русь, приведшему к расколу Древнерусского государства на куски, историческое развитие которых пошло по совершенно разным направлениям. В результате второго похода Батыя в 1239-40 годах будут разорены два самых сильных княжества Руси - Галицко-Волынское княжество будет оправляться целое десятилетие, а Черниговское княжество вовсе придет в запустение, попав вместе с Киевским княжеством под управление татарских баскаков.

причины образования Литовского княжества

Последствием нашествия монголо-татар станет раздел Древнерусского государства на четыре части - (1) конфедерацию северных русских княжеств, собравшихся в Великое княжество Владимирское (Северо-Восточная Русь), включенное татарами в улус Джучи - наследственный удел потомков Джучи (старшего сына Чингисхана), на Руси называемый Золотая Орда, (2) довольно свободное Галицко-Волынское княжество (Галицкая или Юго-Западная Русь) и, наконец - (3) не попавшие под ИГО русские княжества в Черной Руси и на Полоцкой земле, удаленные и отделенные густыми лесами. (4) Четвертую часть составят разоренные - Киевское и Черниговское княжества с разрушенными городами, откуда убежит большая часть населения, так как фактически править станут татарские баскаки. Именно территории этих опустевших и занятых татарами княжеств образуют клин, отделивший Галицкую Русь от Северо-Восточной.

Клин между ВКЛ и Северной Русь существовал даже в 14 веке

Русские князья и Литва

Формирование Литовского княжества (если считать датой основания 1236 год) укладывается в промежуток, когда Галицко-Волынское княжество восстанавливало свои силы (предположительно от 1241 до 1250 года), иначе русские князья никогда бы не позволили не только появиться такому образованию, как русско-литовское государство, но даже бы не позволили занять место князя не члену семьи Рюрика, пусть в отдаленном и удельном, но русском княжестве, каким было Новогрудское княжество.

Тут надо представлять устройство Древнерусского государства как общей собственности членов одной единственной семьи из потомков варяга Рюрика. Все мужчины династии Рюриковичей считались братьями, каждому из которых по достижению взрослости полагалось владеть какой-то территорией (феодом), с населения которого он «кормился». Поэтому занятие места князя каким-то человеком со стороны - означало потерю части государства, что заставляло всех русских князей-братьев объединяться ради возвращения семейной собственности.

гербы (тамга) князей династии Рюриковичей

При этом каждое княжество фактически было независимым государством, поэтому кровные братья могли убивать друг друга во внутренних междоусобных войнах, но целостность Руси как государства обеспечивалась безусловным правом занятия места князя в русских землях исключительно потомком Рюрика.

Исключительные права Рюриковичей на правление в Руси были основаны Вещим Олегом на крови киевских каганов Аскольда и Дира, виновных лишь в одном - в отсутствии родства с Рюриком. Казнь Аскольда и Дира станет столь памятным уроком, что низложение царя Василия Шуйского как последнего Рюриковича и избрание царем Михаила Романова было принято боярами, лишь чтобы избежать борьбы боярских кланов за власть в чрезвычайных обстоятельствах, ради предотвращения появления очередного Самозванца, выдававшего себя за умершего представителя Рюриковичей. Дело в том, что смерды в разных концах Руси не особо разбирались в родстве князей, но они знали про древний обычай, что позволял появляться новым и новым Лжедмитриям. При выборе боярами кандидата в цари - отсутствие родства с Рюриковичами было не меньшим достоинством, чем инфантильность у 16-летнего Михаила Романова, отец которого в это время находился в плену в Литве.

Само по себе приглашение князя в выморочное княжество было рядовой практикой (кандидатура подбиралась как компромисс интересов местной элиты (бояр) и влиятельных русских князей Рюриковичей (предлагающих своих сыновей), поэтому выбор одного из вождей соседних балтийских племен по имени Mindaugas (Миндовг) на место князя в русское удельное Новогрудское княжество было явным нарушением прав Рюриковичей, единственных на Руси, кто по традиции имел право занять место князя.

первый литовский князь Миндовг

Первый литовский князь

Потому трудно представить себе занятие литвином места князя, пусть в отдаленном, но русском княжестве без согласия, хотя бы соседних - галицкого или черниговского - князей. Все изменилось после страшного поражения русского воинства в битве на реке Калка, в которой в числе многих русских князей погибнет и черниговский князь. Ведь в битве уцелеет лишь десятая часть русского войска, так как монголы применяли не только хитрости, но и неведомые для Европы технологий войны.

после 6 дней осады зимой 1237 татары ворвались в Старую Рязань и превратили город в пепелище

В 1238-40 годах в ходе второго похода Батыя на Русь Черниговское княжество будет опустошено татарами, потому влияние черниговских князей на Черную Русь уж точно ослабло. В Галицко-Волынском княжестве будут разорены главные города, сам князь будет скрываться в Польше, потому на фоне ослабления внимания русских князей к Черной Руси кандидатура Миндовга как выходца из литовских племен, могла устроить галицкого и князей северных княжеств (в первую очередь Смоленского) как компромиссный вариант, означавший лишь отложение на будущее решения вопроса о принадлежности Новогрудского княжества и города Новогрудок, ставшего самым важным в регионе, так как есть упоминание, что Городен (Гродно), ранее бывший главным городом Черной Руси, был сожжен, предположительно крестоносцами, разрушившими деревянную крепость, что через несколько лет (1241) повторят монголы, возвращавшиеся из похода в Польшу.

Приглашение Миндовга на княжение в Новогрудок

Анализ геополитической обстановки вокруг Черной Руси позволяет нам представить то внешнеполитическое «окно возможностей», благодаря которому бояре русского Новогрудского княжества получили возможность пригласить на место князя одного из вождей литовских племен, что тут же поднимает несколько вопросов и, в первую очередь - о характере приглашения. Тут есть два варианта - (1) призвание Миндовга было сознательным выбором бояр Новогрудка (как считает летопись Повесть временных лет) или же (2) вождь литовского племени силой захватил город, а последующие князья насаждали миф о мирном характере, что оправдывало деяния Миндовга? Однако при любом варианте остается вопрос - почему именно Миндовг занял место князя?

Военный захват Новогрудка литвинами во время нашествия татар выглядит самой простой версией, но поднимает вопрос - почему князем стал не самый влиятельный вождь СОЮЗА БАЛТСКИХ ПЛЕМЕН, так как у нас нет свидетельств, что сам Миндовг уже был самым главным среди вождей балтских племен. Скорее, среди литовских вождей было несколько более влиятельных, чем Миндовг, хотя бы Викинт и Эрдивил, возглавлявших отряды балтов в битве при Сауле, победа в которой в 1236 году остановила натиск крестоносцев. Память о столь важной победе не содержит упоминаний о Миндовге, хотя бы как об участнике, что странно, если бы он был главным вождем.

Захват Новогорудка выглядит правдоподобным, если мы признаем на веру, что Миндовг по неизвестным нам обстоятельствам стал-таки верховным вождем. Иначе вообще не понятно, как рядовой вождь - не самый главный, ни по старшинству, ни по влиянию, а лишь четвертый среди 20-ти литовских племенных князей (вождей-конунгов), упомянутых в договоре с волынскими князьями от 1219 года, решился на захват Новогрудского княжества. Собственно, захватить-то оно мог, но с учетом важной роли Новогрудка - кто позволил бы ему остаться там князем, обойдя более влиятельных вождей?

Новогрудское княжество

По многим причинам - версия о мирном характер становления литвина Миндовга князем в русском Новогрудском княжестве - является более вероятной, так как ее можно объяснить предположительным родством Миндовга с полоцкими князьями. К сожалению, у нас нет сведений о матери Миндовга (или бабке), но дочери русских князей часто выходили замуж за с литовских вождей. При наличии традиции княжения на Руси Миндовг мог быть выбран князем, скорее всего, лишь благодаря родству с династией полоцких князей, бывших уж точно Рюриковичами и имевших полное право на занятие места князя на русской земле. Косвенным подтверждением принадлежности к династии Изяславичей Полоцких и, соответственно, версии мирного приглашения Миндовга - служит тот факт, что не зафиксировано, чтобы русские князья предъявляли Миндовгу обвинения в отсутствии у него родства с их родом.

Однако даже родство не позволило Миндовгу отказать Даниилу Галицкому как истинному Рюриковичу, заявившему о праве владения Новогрудком, да и всей русской землей в Черной Руси. Детали уступок нам не известны, вероятно, после того, как Даниил захватит Гродно, Миндовг признает себя вассалом Галицко-Волынского княжества с передачей Новогрудка Роману Даниловичу - сыну Даниила. Скорей всего, признание прав Рюриковичей на русские города и княжества позволит самому Миндовга удержаться в статусе верховного князя. После договора с Даниилом Галицким Литовское княжество представляло странное образование, русские земли которого формально войдут в состав Галицко-Волынского княжества, и мы даже не знаем границы тех литовских земель, которые контролировал лично Миндовг. Судя по отсутствию у него личной резиденции, Миндовг на правах самого сильного вождя, сила которого проистекала из его нового статуса русского верховного князя, беспрепятственно перемещался вместе с семьей по основным поселениям балтийских племен.

Замечания по тексту статьи ВЕЛИКИЕ КНЯЗЬЯ ЛИТОВСКИЕ на Википедии

Следует обратить внимание, что статья Литовское княжество Википедия написана крайне небрежно, особенно в части использования русской терминологии.

1. Одной из претензий является использование русского термина «князь» в отношении вождей балтских племен, что не корректно по нескольким причинам. Многие авторы банально повторяют вслед за средневековым составителем текста Договора от 1219 года те титулы, которые были употреблены явно по аналогии с титулами русских участников переговоров, имевших полное право на величание титулом князь. Так как сами переговоры велись на западнорусском языке, то не сохранилось звучания тех величаний вождей, возможно, даже близко к современному термину kunigaikštis на родных балтских языках, а письменность у них появится лишь через 350 лет.

В публицистике вождей можно называть хоть фараонами, хоть цезарями, как в легенде о Палемоне, но в научной статье, когда сегодня известны атрибуты феодального владыки, не следует повторять ошибки древнего летописца. Поэтому термин литовский князь сегодня можно использовать лишь в отношении правителей литовско-русского государства, начиная с Миндовга.

2. Собственно, сам Договор от 1219 года, скорее свидетельствует не только против существования какого-либо единого государства у балтов, но и вообще - наличия зрелых феодальных отношений. Отсутствие главного в списке из 20 вождей, указывает на отсутствие иерархии - признака критичного для феодальных отношений - синьора-вассала, а равенство столь большого числа правителей на небольшой территории можно объяснить лишь тем, что участники от балтийских племен были вождями племен.

сущность феодального государства как иерархия людей

Главным критерием феодальных отношений является форма собственности землей, в отношении которой феодальный князь, как завоеватель, является полным собственником, а вожди (племенные князья), даже если добились наследственных прав за своими потомками, лишь управляют делами племени.

Именно поэтом у балтов еще не было городов, которые вырастают лишь вокруг укрепленных жилищ именно единоличных владык, так как для феодала характерно противопоставление себя народу, потому он обязан выстроить укрепленный дом-склад (замок), куда стаскивает собранные с округи налоги (как ресурсы). Вокруг замка поселяются ремесленники, обслуживающие нужды феодала - в первую очередь военные, и лишь потом - нужды ближайших сельских жителей, что и запускает натурально-обменную экономику феодальных государств.

3. По этой причине называть исторических личностей из вождей балтских племен ранее Миндовга титулом князь - некорректно. С учетом вышеизложенных обстоятельств миф о легендарном отце Миндовга - Рингольде, якобы уже княжившим в Новогрудке, является чистой фантастикой. Приглашение военной дружины, глава которой становился князем - было рядовой практикой, как в случае с Рюриком, но скорее всего, любой балтский вождь (подобно Миндовгу) попытался бы присоединить земли своего племени к русскому княжеству, что не зафиксировано. Очевидно, что ни один вождь не отказался бы от своих владений в Литве, да и соседство земель с Черной Русью не служило препятствием к объединению литовских земель с новыми русскими владениями.

4. Никакого эволюционного пути появления государства из племени не существует, так как не понятно, каким способом вождь может противопоставить себя своему же племени. В соответствии с теорией элит и концепцией появления государства - все государства появляются в результате захвата «гастролирующим бандитом» - как правило, шайкой обычных грабителей из кочевых племен, которые неожиданно понимают, что могут остаться при покоренном ими народе как его элита, для регулярного грабежа через налоги. Такой отряд рядовые грабители становится «стационарным бандитом», который изначально противопоставлен народу.

5. Теория элит так же просто объясняет - по каким причинам в средневековье элита города (княжества) не могла вооружить своих жителей, а предпочитала нанимать вооруженные дружины со стороны. Вооруженный народ требовал дележа полномочий, что могло закончиться свержением элиты, потому властные слои мирились с вероятность, что приглашенная со стороны дружина могла захватить власть. Ведь захват власти варягом для элиты представлял меньшую опасность, чем переворот.

Первый князь русско-литовского государства

Признание того факта, что Миндовг первый литовский князь исключает существование каких-либо других князей в Литве и Литовском княжестве до него, по той причине, что сам Миндовг - и есть основатель Литовского княжества.

Вожди литовских племен могли величаться «князьями» в быту у русов и каким-то созвучным титулом у балтов, но только Миндовг стал князем в истинном значении термина как феодального владыки. Если вождь был лишь главой племени, владевшим землей как общей собственностью, то феод у князя был его личной собственностью, на основание чего все жители обязаны были платить ему налоги.

Миндовг

К сожалению, основание великого княжества литовского - дата или год - не зафиксировано, и есть проблема - можно ли отсчитывать образование литовского государства от даты приглашения Миндовга на княжение в русский город Новогрудок. Кроме того, с датой вокняжения Миндовга связано несколько вопросов - о времени появлении названия Великое княжество Литовское и Русское, сколь долго Миндовг числился исключительно русским новогрудским князем, пока не присоединил литовские земли, хотя бы ради обоснования называть свое владение Литовским княжеством.

Распространенная версия образования Литовского княжества слишком напоминает сценарий приглашения варяга Рюрика на княжение в Старую Ладогу (Новгород), что бы соответствовать истинным событиям. Последующая передача русских городов Роману Даниловичу выглядит скорее как возвращение захваченного. Поэтому, если Миндовг не захватил Новогрудок, то, скорее всего, вождь агрессивных балтов Миндовг организовал «принуждение к мирному приглашению», но характер захвата власти на ход дальнейших событий никак не повлиял.

Князь Миндовг

Википедия называет ориентировочно 1236 - как год образования Литовского княжества, на основании записей в Ипатьевской летописи, где в описаниях событий, датируемых весной 1238 года, встречается упоминание о «Литве Минъдога», которое трактуется как объединенное литовско-русское государство. Причем, даты в летописях были уточнены Михаилом Грушевским, который скорректировал 1215 на 1219 год для Договора, и 1235 на 1238 для записи о «Литве Миндовга».

Под событиями зимы 1238/1239 года подразумевается поход черниговского князя в Литву, в отместку «Литве Минъдога», которая разграбила земли польского удельного князя Конрада Мазовецкого - союзника Чернигова в борьбе с галицким князем Даниилом. Однако Галицко-Волынская летопись, как часть Ипатьевского списка ПВЛ, представляющая собой жизнеописание князя Даниила Галицкого, не может служить надежным источником и упоминание Миндовга могло быть позднейшей вставкой от летописца, переписывающего список в 14 веке.

Однако становление именно Миндовга князем в Новогрудке можно считать свидетельством мирного характера приглашения, так как причина, очевидно, была не в высоком ранге Миндовга среди других вождей племен балтов, так как нет никаких свидетельств о его первенстве. Скорее, достаточно много других вождей имело большее влияние, чем Миндовг, поэтому, если бы Новогрудок был захвачен балтами, то становление Миндовга там единовластным князем вообще трудно было бы объяснить. Потому наиболее вероятной выглядит версия о принадлежности Миндовга к династии полоцких князей.

Определенно можно лишь сказать, что мирное приглашение на правление Миндовга элитой русского города Новогрудок, могло случиться не ранее 1223 года, после которого упало влияние Черниговского княжества в Черной Руси в результате поражения русского воинства от монголов в битве при Калке. Захват Новогрудка - если и был, то скорее - после 1239 года. Вероятно, для образования Литовского княжества огромное значение имел разгром в 1236 году Ордена меченосцев в битве при Сауле язычниками балтами, которых по летописям возглавляли Викинт и Эдивид (Эрдивил), упомянутые в договоре 1219 года в качестве жемайтских князей. Мы не знаем, каким образом победа при Сауле (Шауляе) позволила Миндовгу возвыситься над остальными вождями, так как у нас нет сведений о его личном участии в битве. Можно лишь предположить, что именно тогда Литва приобрела значение, как единый общий союз племен аукщтайтов и жемайтов. Этому военному протогосударственному образованию ничего не стоило захватить русские города в Черной Руси, а уже последующие правители ВКЛ внедрили миф о мирном характере приглашения Миндовга.

Думаю, в начальный период сам Миндовг не придавал особо значения форме величания себя великим князем, что практически не имело значения среди остальных вождей. Титул Великий князь литовский утвердится намного позднее, когда понадобится заявить о претензиях на политическое равенство с великими русскими князьями, как независимыми полноправными главами государств, борьба с которыми станет основной деятельностью всех литовских князей.

Переход в начало страницы

Миндовг

Статья Миндовг из Википедии предоставляет данные - Миндовг родился около 1195 — умер 12 сентября 1263) — первый великий князь литовский 1248 — 1263 и король Литвы - с 29 июня 1253 года. Очевидно, что сам Миндовг биография которого нам почти не известна, был выдающимся человеком - умным, смелым, жестоким и хитрым, каковым и обязан был быть кандидат на место князя в русском княжестве.

картинки Миндовг

Моя краткая характеристика Миндовга основана на статье Миндовг Википедия, дополненная некоторыми пояснениями, которые я сделал на основание контекста исторических событий, бывших фоном для периода правления Миндовга. Определенно, великий князь литовский Миндовг победил в той политической «шахматной» партии, возможность сыграть в которую ему дали бояре русского Новогрудского княжества, пригласив его на княжение в Новогрудок.

Первый литовский князь упоминается под несколькими именами: др.-рус. Мендог, Мендольф, лат. Mindowe, нем. Myndowen, а значение имени Миндовг буквально означает много-мыслящий от литовских слов mintis (мысль) и daug (много).

В русских письменных источниках Миндовг впервые упомянут четвертым среди 20-ти других племенных балтийских князей в тексте заключённого в 1219 году Литовско-Волынском мирном договоре (Ипатьевская летопись). На основании этого Договора можно сделать предположение о дате рождения Миндовга не позднее 1200 года (ок.1195), так как совершеннолетие по меркам тех времен наступало на 14-15 год жизни, но вряд ли в таком возрасте он мог участвовать в переговорах и числиться четвертым (вероятно, по значимости) в списке. Нет никаких данных о его родителях, о том литовском племени, в котором он был вождем, даже о младших сыновьях, кроме имени его второй жены Марты.

Миндовг литовский князь

Уже в XVI веке начнет складываться легенда, будто отец Миндовга - это мифический князь Рингольд из династии Палемоновичей, якобы испокон княживших в Новогрудке. Миф обрастет фантастическими деталями, вобрав в себя не только домыслы о происхождении Миндовга, но даже легенду, что древние литовцы происхождение ведут от римлян, бежавших из Рима от зверств Аттилы в солнечную Литву во главе с Палемоном, родственником императора Нерона. Мифы, придуманные для услаждения самомнения правящей династии Гедиминовичей, ныне всерьез воспринимаются литовскими националистами.

Генеалогическое древо Палемоновичей было создано для ублажения Гедиминовичей

Правление Миндовга

Годы правления Миндовга скудно отображены в летописях, но можно попытаться разделить всё правление Миндовга на определенные периоды. Для самого Миндовга, как главы государства, находящегося между двух империй, характерна частая смена курса, которая в первую очередь сопровождалась сменой вероисповедания. Очевидно, что сам князь ВкЛ Миндовг оставался язычником, но в политических целях менял вероисповедание и возвращался в язычество, если это обеспечивало ему поддержку от элит государств, приверженных какой-то религии.

Существует предположение, что в 1245 году Миндовг крестился по православном обряду вместе со всей семьей. Впрочем, эту дату можно считать вершиной чисто русского периода, как нахождение его в качестве русского князя, собиравшего под себя территории соседних русских княжеств в Чёрной Руси, так как крещение Миндовга по православному обряду обеспечивало ему поддержку со стороны русской партии в элите княжества, да и признание от подданных православных русинов как своего в смысле - князя одной с ними веры.

По другим источникам крещение Миндовга в православие произошло в 1241 году, что более вероятно, так как подтверждается тем обстоятельством, что его старший сын Войшелк, рожденный в 1223 году, станет православным подвижником. Просто трудно представить взрослого человека, обращенного в христианство в возрасте 22 лет, более преданным православию, чем обращенный в христианство 18-летний Войшелк, ставший впоследствии монахом.

Деятельность Миндовга по распространению своего влияния в соседние русские княжества подтверждается появлением в летописях упоминания о Товтивиле - племяннике Миндовга в качестве князя в русском Полоцке. Если считать Полоцк - бывшим центром региона, то с большой вероятностью можно предположить, что к 1248 году многие места князей в русских удельных княжествах, как в Черной Руси, так и в Полоцком княжестве, заняли ставленники Миндовга.

Упоминание Товтивила, как полоцкого князя, по смыслу - абсолютно независимого от Миндовга до 1248 года, подтверждает предположение, что до переворота 1249 года Миндовг был лишь новогрудским князем, ничем не выделяясь среди местных князей (среди которых были и его родственники). Тут противоречий даже больше - ведь, если Товтивил подчинялся своему дяде Миндовгу, как вассал сюзерену, то Полоцкое княжество должно было входить в состав Литовского княжества со столицей в Новогрудке. Однако женитьба Даниила Галицкого на сестре Товтивила (не позднее 1248) показывает, что могущественный галицкий князь считал Полоцкое княжество и самого Товтивила (до 1248 года) гораздо выше Миндовга.

Проблему с границами территории литовско-русского государства усугубляет то обстоятельство, что почти одновременно с Миндовгом и другие вожди балтов занимают местам князей в некоторых соседних княжествах. Естественно, что летописцы, жившие намного позднее описываемых ими событий, интересовались исключительно Миндовгом, придерживаясь устоявшейся версии о приглашении Миндовга в Новогрудок, напоминавший им в деталях призвание Рюрика на Русь. Однако, в отношении родственников Миндовга, занявших столы русских князей - этого сказать нельзя. Впечатление такое, что клан родственников Миндовга выступал единым фронтом, захватывая соседние русские княжества, а не лично Миндовг расставлял родственников по столам русских князей. Основным ресурсом был не авторитет и значение самого Миндовга, а военная сила его рода, позволившая ранее захватить все места вождей среди балтов.

У нас нет каких-то сведений, что захваченные вождями балтов княжества объединялись в какое-то государственное образование во главе с Миндовгом, хотя границы государства в тот период определялись лишь вассальными отношениями среди владык территорий, которые считались личной собственностью. Мы не можем утверждать, что роль Миндовга в расстановке своих родственников на столы князей была решающей, но очевидно, что сам Миндовг имел влияние на своих родственников, так как присвоил себе титул великого князя над ними. Скорее всего, надо признать, что в широком смысле территория Литовского княжества простиралась на земли, правители которых находились под влияние Миндовга, а не только из его вассалов. Вероятно, именно такой - достаточно большой территориальной империей - представлялось Великое княжество Литовское - европейским монархам.

Как мы знаем, русский князь Даниил Галицкий имел иное представление, предпочтя Миндовгу его племянника Товтивила, ставшего князем в Полоцке, когда-то бывшим политическим центром региона.

Так или иначе, но территория Литовского княжества с самого начала включала: - (1) территорию Новогрудского княжества и, (2) определенно, другие русские земли в Черной Руси, так как летописи упоминают, что Даниил Галицкий в 1250 году захватил Гродно и, почти тут же, вернул его не какому-то местному князя, а летописи указывают - конкретно Миндовгу, что доказывает вхождение городенъских земель в состав только что созданного Литовского княжества Миндовга.

Предполагается, что самого Городенского княжества уже не было, так как его земли, отделявшие Новогрудское княжество от Литвы, были ранее присоединены к Новогрудку. Лишь после смерти великого князя Гедимина (1341 год), когда и сам Новогрудок перестанет быть столицей ВкЛ, Городенское княжество будет восстановлено как один из уделов его сына Кейстута.

Насчет (3) литовских земель, подвластных лично Миндовгу, у нас даже больше неопределенностей. Мы можем предположить, что территория княжества Литовского в первые годы правления Миндовга включала некие земли того племени балтов, в котором он был вождем, предположительно, граничащих с Черной Русью, что может и не так. Просто, после обсуждения причин выбора именно Миндовга, с учетом того, что у нас нет доказательств о главенстве его над остальными вождями балтов, более вероятна версия, что русские хорошо знали Миндовга как вождя литовских племен, ближайших к Новогрудку.

Территория ВкЛ до 1248 года

Перед вами часть иллюстрации роста территории Литовского княжества, из которой можно сделать заключение, что в первые годы деятельности Миндовга он был Новогрудским князем, который контролировал территорию Черной Руси, а после организованного им изгнания вождей в 1249 году - следующий период деятельности Миндовга можно назвать - чисто литовским, так как он связан с укреплением власти среди балтийских племен и присоединением к Новогрудку теперь уже литовских земель, что в основном завершится в 60-х годах 12-ого столетия, когда Миндовг вернется в язычество и посвятит остаток жизни открытой борьбе с Тевтонским орденом, приобретя статус верховного правителя и вождя не только в Литве, но и в Жемайтии.

Первый великий князь литовский

Следующий этап строительства литовско-русского государства начинается в 1248 году, кульминацией которого станет изгнание литовских вождей в 1249 году из их племен. Для этого переворота Миндовг, как свидетельствуют летописи - заставляет литовских вождей, среди которых числятся его близкие родственники - Товтивил, его брат Едивид и их дядя - жемайтский князь Викинт, пойти походом на Смоленск, соблазнив их обещанием оставить за ними захваченные русские земли. Когда же в 1249 году поход провалился, то Миндовг тут же обвиняет в неудаче самих вождей и захватывает их земли.

Я считаю, это изгнание - было актом становления Миндовга единовластным правителем среди литовских вождей, так как фактически с этого момента литовские племена теряют былую самостоятельность, а их земли становятся феодами в вассальной зависимости от великого литовского князя. И уже не важно, что потом Миндовг помирится с изгнанными родственниками, так как возврат им их прежних владений произойдет уже на основании новых феодальных принципов отношений - сюзерен-вассал. Окончательное разрушение остатков родоплеменных отношений приведет к уничтожению института вождей, так как новые владыки территорий будут иметь ответственность лишь перед великим князем, отказавшись от ответственности перед членами племен. Так как феод должен иметь центр, которым является жилище владыки - замок, то на литовских землях начинают появляться города.

Вожди племен, среди которых много родственников самого Миндовга, были вынуждены бежать к галицко-волынскому князю Даниилу Галицкому, который как раз женился на сестре Товтивила (общепринято считать, что не позднее 1248 года).

Даниил Галицкий

Причем, сама женитьба такой значимой фигуры как великий князь Даниил Галицкий на сестре незначительного Товтивила, бывшего главным внутриполитическим соперником Миндовга, подтверждает рост значения Литовского княжества. Родственные узы Даниила с Товтивилом могут свидетельствовать, что великий галицкий князь сделал ставку на Товтивила, как на самого перспективного кандидата на место главы ВкЛ, так как, скорей всего, по мнению Даниила, место князя в Полоцке, бывшим историческим центром всего прибалтийского региона, давало больше возможностей, чем место князя в удельном Новогрудке.

Под таким углом зрения - женитьба Даниила Галицкого на сестре Товтивила выглядит оправданной как знак политической поддержки шурина, тогда свадьба скорее состоялась как раз во время (1249) бегства Товтивила к галицкому князю.

Кроме Галицко-волынского княжества желание выступить против Миндовга проявляют - Ливонский орден и вольнолюбивые племена жемайтов (недовольные не только изгнанием вождей, но «дарением» их Жемайтии Ливонскому ордену), которые все вместе образуют сильную коалицию, грозящую со всех сторон обрушиться на Литовское княжество.

Герцог Руси Литвинской

Фридрих II Гогенштауфен император Священной Римской империи

Последующие события показали, насколько удачно может сложиться геополитическая ситуация для такого маленького государства, которым, несомненно, в начале 13 века являлось Литовское княжество, если при наличии дипломатического дара использовать противоречия между сильными противниками.

Особенности Литовского княжества состояли в том, что оно попало в зону конфликта между европейской империей (где при наличии номинального императора роль монарха исполняла все же католическая церковь) и Русью, представлявшей собой территориальную империю восточных славян.

Дело в том, что для русских князей, уже давно имевших возможности захватить прибалтийские земли, лишняя территория особо не была нужна, так как в самих русских княжествах население жило слишком рассредоточено. А в Западной Европе уже в 13 веке, в основном - германских странах, ощущалось перенаселение, так как имеющиеся земли, пригодные для сельскохозяйственного использования, при существовавших тогда технологиях землепользования не давали требуемого объема продовольствия. Крестовые походы против язычников балтов, объявленные католической церковью и проводимые германскими рыцарями из безземельных баронов, были военным прикрытием для переселения избыточного населения из германских стран на земли балтийских народов, которые в Европе стали единственными ничейными (в смысле безгосударственными) территориями, которые можно было колонизировать без особых проблем.

Другим фактором огромной заинтересованности, проявленной римским папой к Миндовгу был поиск союзников для обороны от монголо-татар, которые уже подходили до стен Вены и вторгались на земли Германского королевства.

Вероятно, римский папа Иннокентий IV усмотрел в молодом Литовском княжестве союзника, которого следовало переманить на сторону Священной Римской империи, поэтому римский папа пошел даже против интересов Тевтонского ордена, рассчитывая на объединение сил Ордена, Польши и Литвы против нового грозного врага с Востока.

Иннокентий IV

Когда Миндовг через ливонских епископов обратился к римскому папе с просьбой о крещении по католическому обряду, то папа Иннокентий IV решил, что это крещение решит сразу обе эти проблемы. А как знак перехода Литовского княжества в европейскую империю - Миндовгу была предложена корона католического монарха.

Обещание крестится и последующее крещение Миндовга в 1251 году по латинскому (римскому) обряду обезоружило крестоносцев, лишив их основной причины для нападения, так как литовский князь из язычника становился католиком, т.е. человеком той же веры, что и немецкие рыцари.

крещение Миндовга

После того, как Миндовг «подарил» ордену Жемайтию, папа признал Литву католическим государством и через епископов Ливонии начались переговоры о коронации.

А русская коалиция распалась в связи участием Даниила Галицкого в 1248 году в борьбе против чешского короля из-за австрийского наследства на стороне венгерского короля, чья дочь в 1247 году вышла замуж за сына Даниила - Льва Даниловича.

Литовский король

Иногда эпопею крещения и коронации Миндовга называют запланированной хитростью, но скорее, это был лишь удачный политический ход для расстройства коалиции противников, которого последующие события превратили во временный эпизод. Ливонский орден, желая заполучить Миндовга в свои союзники, содействовал коронации, ритуал которой ливонский епископ Хелмно Гейденрейх по поручению папы совершил 6 июля 1253 года, скорее всего, в столичном Новогрудке. На тот момент коронация Мнндовга (и его жены) была не ради права величаться титулом Rex Lettowie, но актом политического перехода Литовского княжества в состав католической европейской империи, что было крайне выгодной для самого Миндовга.

коронация Миндовга

С другой стороны - присутствие на коронации таки важных особ, как магистр Ливонского ордена, ливонские епископы и архиепископ прусский с доминиканскими и францисканскими монахами, свидетельствовало о заинтересованности самой католической церкви и империи в приобретении союзника.

Дело в том, что Европа уже получила представление о страшной опасности, которая пришла с Востока, так как татары уже вторгались в пределы германского королевства и разорили земли до Адриатики. С одной стороны, разгром независимых от империи - Венгерского королевства и Австрийского герцогства - войском хана Батыя был на руку римскому папе, но появление грозного врага заставляло искать союзников. Поэтому в планируемый крестовый поход против Золотой Орды приглашалось даже православное Галицко-волынское княжество.

хан Батый

Как мы знаем, следом за Миндовгом титул короля (1254) получит и Даниил Галицкий, причем, являясь данником Золотой Орды. Впрочем, папе Иннокентию IV коалицию государств для крестового похода против Батыя создать так и не удалось.

К сожалению, ни сами литовские князья, а следом за ними и русские летописцы, не придавали особого значения правильному написанию названия Великого княжества Литовского, да и величать себя литовские князья ВЕЛИКИМИ начнут устойчиво лишь с князя Ольгерда, но в переписке на латинском языке с католическими епископами появится название государства Миндовга - Magnus Ducatus Ruthenia Lituaniae, анализ которого показывает нам понимание со стороны Европы сущности литовского княжества на тот момент. В переводе на русский язык мы получаем - Великое герцогство Русь Литовская, ведь Ruthenia это Русь, а Lituaniae - прилагательное определённо Литвинская, а не Литовская. Выходит, что Европа воспринимала всю территорию на восток от Польши и Венгрии лишь как ОДНО ГОСУДАРСТВО - Русь, признавая даже за ее северо-западной частью полноправное наименование Русь, пусть и с прилагательным - Литвинская. Прилагательное литовская входило лишь в русское наименование ВкЛ, а Европа считала государство Миндовга не иначе, как Русь Литвинская, а его самого - герцогом литвинов (герцог duc равнозначен титулу князя). Получается, что Европа искренне считала Литовское княжество - куском Руси, захваченным литвинами. Коронация Миндовга позволила ему использовать титул - король литвинов, но никак не король литовцев, так как слово литовец появится через несколько столетий.

Король Литвы

печать Миндовга с титулом REX

Титул король Литвы отражал отношение Миндовга и первых литовских князей к своему государству, как к завоеванию русских земель, при котором этнические родные балтские земли считались самыми главным центром, так как оттуда происходила сила самих князей в виде постоянной вербовки представителей племен в княжеское войско, очевидно, в начальный период полностью формируемое из этнических балтов.

Другое дело, что верхушка войска быстро становилась часть управленческого аппарата, который состоял большей частью из русских бояр. При этом, вся элита говорила на старобелорусском диалекте западнорусского языке и уже при Войшелке (старшем сыне Миндовга), раздел элиты княжества на партии власти происходил явно не по этническому признаку, так как литвин-балт Войшелк возглавил именно прорусскую православную партию в элите княжества. При этом в контексте внутриэлитных разборок, вряд ли стоит учитывать версию о том, что Войшелка по бабке был внуком русского полоцкого князя и мог считать себя русичем.

князь Войшелк

Однако католическое крещение и коронация Миндовга, бывшие способом разрешения внешней угрозы, получили внутриполитические последствия. Содействие Миндовга католическим монахам привело к противостоянию с православными боярами, недовольство которых выражал старший сын Войшелк, которого выбрали (или он ранее от отца был номинально назначен) князем в Новогрудке. Это несогласие Войшелка могло обостриться с передачей Миндовгом столичного города Новогрудка в 1254 году в кормление Роману Даниловичу - сыну Даниила Галицкого, которого Миндовг признал своим синьором.

Не известно, был ли Войшелк наместником отца с ранних пор или его новогрудским князем выбрали местные бояре уже после крещения Миндовга, но он был уже достаточно взрослым мужчиной, чтобы проводить собственную независимую политику, в которой мог опереться опять же лишь на православных князей Галицко-Волынского княжества. Мы не знаем волю Миндовга как отца, но летописи приписывают исключительно Войшелку организацию замужества его сестры Рамуне в 1255 году за Шварна Даниловича - другого сына Даниила Галицкого, который станет ему верным союзником.

Ситуация в Литовском княжестве после коронации Миндовга не особо понятна, так как Миндовг, не имя постоянной резиденции, перемещается по литовским землям, а столицу - русский Новогрудок, как бы в признание прав Рюриковичей, передает Роману. Судя по проявленной впоследствии неприязни Войшелка к Роману, данное решение было волей Миндовга, так как последовавший уход Войшелка в паломничество по святым местам, логичнее объясняется обидой на вмешательство отца, который отнял у него Новоргрудок и передал его Роману Даниловичу в знак стратегического союза с Галицко-волынским княжеством.

Собственно, признание Миндовгом (уже получившим титул король Литвы) себя вассалом галицкого князя, ставшего к тому времени королем Руси, устраивало всех, кроме ханов Золотой Орды. В 1258 году монгольские войска во главе с Бурундаем вторглись в Галицко-волынское княжество и принудили галицкого князя дать войско для совместного похода против Литвы, как бы в отместку за своевольную коронацию Миндовга.

К тому времени политические успехи своего родственника подвигнут и самого Даниила Галицкого принять в 1254 году от папы титул - король Руси - в обмен на обещание унии православной епархии Галицкой Руси с католической церковью. Положение галицко-волынского князя усугубляла изоляция от его братьев Рюриковичей, собравшихся в конфедерацию Северо-Восточной Руси, отсеченной клином опустевших земель Киевского и Черниговского княжеств, поэтому ему приходилось искать союзников в Венгрии, Австрии и Польше, но хитроумные ханы Золотой Орды лишали Даниила всех его политических достижений. Тактика монгольских ханов состояла не только в ограблении русских земель за счет дани, так еще ханы просто присылали войска и под их принуждением Даниил обязан был выступать против своих же союзников. Таким способом Орда расстроила союз галицкого князя не только с Литовским княжеством.

Литовский князь король литовский

князь Миндовг

Надо признать, что в период королевства Миндовга имелись основания для стратегического союза Литвы с Галицией, так как статус Литовского княжества как северного форпоста Галицко-Волынского княжества был выгоден обоим государствам, чему свидетельствовало сохранение за Романом княжеского стола в Новогрудке даже после начала междоусобиц. Вхождение королевства Литвы в королевство Русь напоминало восстановления отношений между князьями, типичных для домонгольской Киевской Руси.

Показательной стала междоусобица, возникшая после того, как Даниил Галицкий, не известив литвинов, сам совершил поход в Киев, который планировался совместным, за что в отместку литвины в 1255 году атаковали крепость Луцк на Волыни, вызвав ответный удар от волынского князя Василько Романовича.

Это конфликт стал поводом для Миндовга испросить у папы разрешения на захват русских земель, на что в ответ Даниил прекратил отношения с папой, сохранив за собой королевский титул.

Однако стратегический союз сохранялся, поэтому так странно выглядел поход (1258—1259) ордынцев и галичан против Литвы, от участия в котором Даниил Галицкий лично уклонился, послав вместо себя брата Василько Романовича. Сегодня мы знаем, что поход состоялся под давлением ханов Золотой Орды, заставивших дядю пойти против племянника. Вероятно, татарские ханы имели цель внести раскол, но стратегического результата не достигли, хотя произошла смена властных лиц в Литовском княжестве. Скорее всего, этот конфликт воспринимался современниками как привычная междоусобная война, потому Литва не вышла из сферы влияния галицких князей.

Весть о походе, возглавляемым князем Василько и темником Бурундаем, позволила вернувшемуся из монастыря Войшелку и полоцкому князю Товтивилу обвинить Романа в измене. Однако даже убийство старшего сына Романа не подвинуло самого Даниила Галицкого лично против Литвы, так как конфликт мог считаться внутренним, не требующим вмешательства самого великого князя. Нет сведений, что обратный поход Литвы на Волынское княжество готовился при участии короля и великого князя Миндовга, так как по рангу оставался в сфере компетенции Войшелка, как новогрудского князя.

Правление Миндовга

Надо отметить, что деятельность Миндовга после коронования почти не задокументирована, свидетельства на уровне слухов, очевидно, по той причине, что Миндовг находился большей частью на литовских землях. Нам не известно, как Миндовг относился к возвращению Войшелка князем в Новогрудок, так что можно предположить, что его влияние в русских землях с учетом разногласий с сыном - было ничтожным.

Скорее всего, даже какого-то единого русско-литовского государства не стало - так как сын, княживший в русских землях, противостоял отцу, который правил в литовских землях. Разделение способствовало росту сепаратизма среди элиты балтской части ВКЛ, приведшее к заговору против Миндовга и обособлению Литвы при Тройнате, власть которого вряд ли была признана в Новогрудке. Восстановление целостности княжества произведет уже Войшелк, когда сам станет великим князем. Карательный поход против непокорных литовских и жмудских владык, как второе присоединение Литвы - Войшелк произведет под предлогом мести за убийство отца и братьев при поддержке галицко-волынских князей. При этом формально эти литовские земли так же войдут в состав Галицко-Волынского княжества, присоединившись к русским землям Литовского княжества в Черной Руси, так как Войшелк уже в статусе великого князя признает вассальную зависимость восстановленного им Литовского княжества от галицких князей.

Русские земли в составе ВКЛ в 13 веке перешли в состав Галицко-Волынского княжества

Известно, что у Миндовга возобновляются трения с немецкими рыцарями, которые обвиняют его в ложном крещении, как обмане, который стал для них препятствием для захвата земли жемайтов и пруссов. Поначалу римский папа не мог однозначно встать на сторону крестоносцев, так как Миндовг еще до коронации в благодарность за поддержку эту самую языческую (Жемайтию (Жмудь, Жамойць) «подарил» Ливонскому ордену. Однако вскоре папа принял-таки сторону крестоносцев, так как Миндовгу было трудно скрывать поддержку восстания, которое распространилось от пруссов в Жемайтию.

Жмудь

Вероятно, по причине упорной приверженности своим исконным языческим верованиям и обостренного чувства независимость - следующие литовские князья своевольную Жемайтию еще несколько раз будут «дарить» орденским государствам. Собственно, сама Жмудь в те времена даже не считала себя, ни только частью Литвы, но даже еще одним литовским племенем, что сегодня стало камнем преткновения для литовских националистов. Та легкость, с которой литовские князья отдавали Жмудь немецким рыцарям - не позволяет создать какую-либо националистическую историю. Если посмотреть на статьи, размещенные в Википедии, в которых сознательные литовцы стараются избежать упоминания о Руси, то нынешняя Литва остаются вообще без какой-либо достоверной истории. Националистические литовские историки превращают современную Литву в государство без истории (в одном ряду с современной Украиной).

По всему, жмудины имели несколько иную организацию своих племен, в которых была очень сильна роль жрецов (волхвы), заинтересованных в сохранение стародавних порядков. Такая косность общества позволила жемайтам еще долго сохранять языческие верования и стойко отставать свою независимость даже от вождей-князей соседних литовских племен. Поэтому убеждение, что жмудины - не родственны литвинам, не говоря уж о литовцах, сохранилось у них до настоящего времени.

Освобождение Жемайтии произойдет в результате народного восстания через 11 лет от момента передачи её Миндовгом в управление крестоносцам. Однако вряд ли имело место присоединение Жмуди к Литовскому княжеству, скорее, формально Жмудь лишь считалась частью владений Миндовга, оставаясь независимой, лишь жмудские вожди признавали главенство литовского князя над собой во время военных походов.

Пруссы

Еще одним ударом по национализму литовцев является история пруссов - самого многочисленного племени балтов, ассимилированного германскими переселенцами в процессе колонизации прибалтийских земель, захваченных Тевтонским орденом. Собственно, земли пруссов издавна граничили с землями западных полян, которые организовались в Польское королевство. Судя по всему, пруссы так допекали полякам, что те пригласили на побережье Балтийского моря католических крестоносцев для усмирения пруссов под предлогом их обращения в христианство. Конечно, сегодня уже трудно судить, что для поляков оказалось хуже, так как сама Польша заполучила сильного врага на Северо-Востоке, но вот от пруссов, уж точно - ничего не осталось.

Переселение народов в древности сопровождалось, как правило, уничтожением коренного населения, так как пришлым племенам был нужен лишь природный комплекс без людей, поэтому коренное население в случае невозможности сопротивляться - обычно убегало на новые земли. Колонизация немецкоговорящими переселенцами земель пруссов не была кровавой, но по причине особой политики германизации пруссы потеряли свой язык и собственную культуру, исчезнув как народность. Еще ранее подобные процессы ассимиляции, но в мягкой форме происходили со многими коренными народностями, на земли которых пришли восточные славяне. Хотя, славяне были многочисленным народом, но само проникновение переселенцев славян происходило отдельными родами, поселяющимися между коренными балтами, так как имелись свободные земли по причине малочисленности и рассредоточенного расселения самих балтийских народов.

Именно малочисленность самих славянских переселенцев позволила сохраниться балтийским народностям рядом с русскими, тогда как другие балты, равно с некоторыми племенами славян, живших западнее поляков, были полностью ассимилированы немецкими колонистами, массами переселявшимися на земли балтийских народов.

Тевтонский орден, захвативший и колонизировавший язычников пруссов, так же балтов, родственных литвинам, представлял для литовско-русского государства как бы второй фронт наступления крестоносцев на Литву с запада, тогда как Ливонский орден, обосновавшийся на землях современной Эстонии и Латвии, был первым фронтом наступления крестоносцев с востока. Балты массами бежали от крестоносцев на территорию литовских племен, пополняя литовское войско, что не позволяло литовским князьям отстраняться от участи жемайтских племен.

Последние годы правления Миндовга

Миндовг картинка

Дальнейшее правление Миндовга до самой смерти освещено плохо, скорее, по причине нахождения самого Миндовга на землях балтов, тогда как в русских землях после смещенного Войшелка начинает княжить Роман Данилович. Дальнейшую деятельность Миндовга можно разделить на два периода, первый из которых представлял почти незадокументированную деятельность на территории, вероятно, не только литовских племен, тогда как следующий период до самой смерти был открытой войной с Тевтонским орденом.

Впрочем, и в первый период Миндовг лишь притворялся лояльным к орденским государствам, так как зафиксировано довольно много столкновений с крестоносцами, которыми руководят какие-то вожди балтов, но создается впечатление, что сам Миндовг никак в стычках с тевтонцами не участвует. Опираясь на язычников, составлявших основу его войска, Минедовг при всем желании не мог сотрудничать с папской курией, потому католические миссионеры повсеместно изгоняются из Литвы. А после того, как в 1255 году Миндовг разграбил польский город Люблин, не выдержал сам папа римский Александр IV, объявив в Польше, Чехии и Австрии крестовый поход против Литвы.

Судя по всему, ни сам Миндовг, ни германские рыцари никогда и не собирались мириться, поэтому в летописях отказ Миндовга от христианства оправдывается появлением язычника Треняты (Тройната) - еще одного племянника Миндовга, который якобы уговорил Миндовга вернуться в язычество, тем более что тут же и повод представился в виде восстания против Тевтонского ордена.

Последний период жизни Мидовга действительно совпал с восстанием пруссов (так называемое - третьего в 1260-83 гг.), которые сами, однако, могли выступать против германских рыцарей лишь методами партизанской войны, что было совершенно неэффективно при наличии у орденских государств неприступных крепостей, откуда регулярно совершались походы крестоносцев. Ведь технология освоения прусских земель Тевтонским орденом состояла в возведении неприступных замков, для разрушения которых требовалась настоящая профессиональная армия.

Поэтому Миндовгу понадобился открытый отказ от христианства как акт единения с соплеменниками язычниками - пруссами и жемайтами, составлявшими костяк его войска против крестоносцев. Найдя себе сильного союзника в лице Дмитрия Александровича - сына Александра Невского, который был князем Великого Новгорода, Миндовг мог открыто выступать как командующий всего сопротивления балтов против Тевтонского ордена.

Когда сегодня спрашивают - какова же была политика литовских князей? - то правильным ответом будет - та, что отвечала их личным интересам. Политика князей литовского княжества, начиная с Мидовга, отвечала задачам самосохранения лично самого князя, увеличения размера его владения и сохранения за его наследниками.

Определенно, переселение немецкоговорящих колонистов несло с собой экономическое чудо в Прибалтику, так как замки рыцарей в Пруссии и Ливонии быстро превращались в богатые торговые города, потому для сегодняшних национальных литовцев так дико выглядит борьба их предков за свою независимость. Видно, они на деньги пересчитали, что отказ от национальных признаков - гораздо выгоднее. Да, крупно подвели их предки - ведь счастье в виде денег могло прийти еще в 13 веке.

Кроме того, Миндовг уже не мог удовлетворяться ролью тайного организатора походов против рыцарей, так как победы приводили к слишком большому возвышению других вождей, которые в боях возглавляли отряды балтов, что, в конце концов, закончилось заговором против самого Миндовга, когда он вместе с младшими сыновьями переезжал от одного вождя к другому. Детали убийства Миндовга и его сыновей 12 сентября 1263 года нам не известны, но разные источники указывают на трех основных участников заговора: - определенно, его племянников Товтивила и Довмонта и, вероятно, Тройната, который вскоре после убийства Миндовга сам устранил Товтивила из кандидатов в великие князья. Место заговора было на территории владений именно Треняты, потому Довмонта ожидала та же участь, от которой тот убежит в Псков, где его впоследствии выберут князем.

Каким был в быту Миндовг интересные факты сообщает Ипатьевская летопись, которая содержит сюжет о том, что после смерти Марты - жены Миндовга, он взял в жены её родную сестру, уже являющуюся супругой племянника Довмонта. По легенде: довольно неадекватная жена Миндовга, умирая, выразила желание, чтобы ее детей воспитывала ее сестра. При этом никто не спросил Довмонта, потому летопись считает, что личная обида Довмонта якобы и стала причиной заговора племянников против Миндовга.

Переход в начало страницы

Тройнат

Тренята (или Тройнат) - великий князь литовский в 1263—1264 годы, известный тем, что был племянником Миндовга - сыном сестры, вышедшей замуж за племенного жемайтского князя и ближайшим сподвижником в борьбе с крестоносцами. Впервые Тройнат упоминается в «Старшей ливонской рифмованной хронике» в связи с событиями 1260—1261 годов, когда под его командованием жемайтские войска вступили в войну с тевтонскими рыцарями и разбили их в сражении при озере Дурбе.

князь Тройнат

Судя по отсутствию упоминания самого Миндовга в связи с битвой, жемайтсткие владыки обладали большой самостоятельностью. То, что после смерти Миндовга великим князем стал не новогрудский князь Войшелк, бывший сыном Миндовга, а Тройнат, приходящийся Миндовгу лишь племянником, могло соответствовать племенным обычаям передачи власти, но по феодальному праву было явным нарушением прав старшего сына Миндовга. Мы не знаем, признал ли Войшелк главенство Тройната или нет, но воевать против популярного вождя, имевшего сильное войско, не стал. Если же считать, что само Литовское княжество как бы распалось на литовские (где был Миндовг) и русские земли, которые могли считаться уделом, выделенным Войшелку, то у самого Тройната так же не было причин воевать против Войшелка. Именно предыдущий раздел княжества между Миндовгом и Войшелком мог способствовать росту сепаратизма балтских - жмудских и литовских - владык, решивших выделить литовский удел Миндовга из Литовского княжества. Скорее, именно Войшелк, надеявшийся сам стать великим князем единого русского-литовского государства, рассматривал заговор против отца как сепаратизм, лишавшие его самого литовских владений, причитающихся ему по феодальному праву наследника.

Надо отметить, что Литовскому княжеству опять повезло сохраниться как единому государству благодаря внешним причинам, так как на Руси почти одновременно со смертью Миндовга в ее двух частях произошла смена главных действующих лиц. Смерти Александра Невского и Даниила Галицкого привели к очередному разделу их владений на удельные княжества между сыновьями. Как всегда, сыновья великих князей возобновили междоусобицы, так что Литва для русских князей опять отошла на второй план. Другой враг Литвы - Тевтонский орден - восстанавливал силы после разгрома (1260) в сражении при озере Дурбе, а в 1268 году добавилось поражение от князей северных княжеств Северо-Восточной Руси.

Войшелк

Войшелк

Князь Войшелк, наверняка, имел самую необычную биографию, так как был православным подвижником и добровольно отказался от княжения, уйдя в монастырь. Старший сын Миндовга - Войшелк был рожден в 1223 году, по предположениям был крещен вместе с матерью и самим отцом еще в 1241 (1245?) году в православие, а после вокняжения Миндовга стал его наместником в столичном Новогрудке.

Летописи отмечают именно православное подвижничество Войшелка, которое позволило ему возглавить русскую православную партию в элите литовского княжества, потому католическое крещение Миндовга и коронацию - он принял крайне отрицательно. Вероятно, реакцией Войшелка стало обращение к православным галицко-волынским князьям (отмеченное замужеством Рамуне - сестры Войшелка за Шварном Даниловичем), но в 1254 году сам Миндовг передает Новогрудок Роману Даниловичу - другому сыну Даниила Галицкого, что оставляет Войшелка вообще не у дел.

Версия о смещении Войшелка с месте новогрудского князя самим Миндовгом может объяснить уход Войшелка в Полонинский монастырь на Волыни, где он принял постриг под именем Лавриш, как реакция на обиду от отца. Потом Войшелк совершил паломничество на гору Афон, и желал остаться в монастыре в Молдавии, но война в Болгарии заставит его вернуться в Литву, где он основал на Немане монастырь, который позже будет называться по его имени - Лавришевский. Эта версия имеет некое подтверждение в виде неприязни Войшелка к Роману, которая приведет к смерти последнего.

Дело в том, что Даниил обманул литовских князей, когда обещал, но не пригласил их в поход на Киев в 1255 году. Последовали вооруженные стычки, а следом весть о готовящемся нападении на Литву темника Бурундая вместе с галицко-волынскими князьями в 1258 году усугубила враждебные настроения литвинов к галичанам. Войшелк, вернувшийся из странствий, но находившийся еще в оппозиции к своему отцу, ушел в Полоцк к своему двоюродному брату Товтивилу, с которым они и захватили Романа Даниловича в Новогрудке, а потом и убили его, когда весть о походе подтвердилась. Мы не знаем, одобрил ли действия сына сам Миндовг, но Войшелк вернулся на стол Новогрудского князя. У нас нет сведений, но скорей всего, новогрудский князь должен был участвовать в отражении совместного похода ордынцев и галичан, как и в обратном походе литвинов на Волынь.

Заговор против отца в 1263 году его двоюродных братьев - Товтивила и Довмонта (а возможно и Тройната) был крайне опасен для Войшелка, как наследника Миндовга. Судя по действиям заговорщиков - никакой традиции передачи княжеской власти еще не сложилось, каждый рассчитывал стать главным, следуя родоплеменнным традициям. Однако ориентиром уже мог служить феодальный порядок, принятый среди русских князей, где старший сын имел явные преимущества перед остальными братьями, а вот племянники - никак не учитывались. Поэтому ситуация грозила гражданской войной между Войшелком и Тройнатом, но тут Тройнат сам был убит, по летописи - якобы старыми слугами Миндовга, верными Войшелку или по его приказу.

Войшелк тут же объявил себя великим князем литовским, но смерть Тройната не привела вождей племен балтов к покорности сыну Миндовга, поэтому Войшелку для восстановления целостности княжества пришлось заново отвоевывать литовские земли у племенных князей. Войско для усмирения вождей-сепаратистов предоставил князь волынский Василько Романович, который после смерти Даниила возглавил Галицко-волынское княжество. В походе против непокорных вождей галицкое войско возглавлял Шварн Данилович - сын Данила Галицкого, женатый на сестре Войшелка.

Литовское княжество с 1254 по 1340 год оставалось вассалом Галицко-Волынского княжества

Эти действия князя Василько надо рассматривать как заботу о собственных владениях, так как Литовское княжество еще при Миндовге уже с 1254 года считалось вассалом Галицко-Волынского княжества. Поэтому меня удивляет то внимание, которое почему-то столь много уделяется сохранившимся в летописях словам Войшелка - «отец и господин», которыми он за отцом в свою очередь признавал себя вассалом Василько Романовича.

Действительно интересными являются дальнейшие поступкиВойшелка, странные для того времени, так как он лично выберет (1267) себе преемника - Шварна Даниловича, за которого когда-то выдал свою сестру, а сам удалится в монастырь, отказавшись даже от совместного правления, которое ему якобы предлагал Шварн, ставший следующим великим князем литовским.

Вот таким был Войшелк основные события княжения которого сопровождались незначительными расширением территории княжества, как и сюжетом убийства его в монастыре Львом Даниловичем - еще одним сыном Даниила Галицкого, обиженного выбором не его, а брата Шварна - великим князем литовским. По летописи - Лев Данилович приехал ночью в Лавришевский монастырь и затеял пирушку, во время которой и зарезал монаха, отрекшегося от княжения.

Впрочем, существует версия о том, что Лавришевский монастырь мог служить Войшелку резиденцией как верховного правителя Литвы, наподобие Александровской слободы для Ивана Грозного во время опричнины. Конечно, убийство в пьяной ссоре необузданным Львом Даниловичем монаха, отошедшего от дел, могло иметь место, но вот убийство не просто монаха, а еще и верховного правителя Литвы, объясняет дикий поступок Льва Даниловича политической целесообразностью, так как смерть Войшелка делала его брата Шварна единоличным правителем Литовского княжества.

Шварн Данилович

После убийства Войшелка в 1267 году, да еще родным братом, положение Шварна Даниловича (рожд. около 1230, великий литовский князь с 1267 по 1269) среди литовских князей стало особенно шатким. Ситуация была спокойной, пока был жив покровитель Шварна - его могущественный дядя Василько Романович, но после смерти в 1269 году волынского князя Василько, в том же году умирает и великий князь литовский Шварн, да так, что мы даже не знаем, своей смертью или его убили?

Тройден

Тройден

После Шварна Даниловича к власти в начале 1270-х годов пришел еще одни племянник Миндовга - Тройден (Тройден), деятельность которого была направлена на расширение границ русско-литовского государства за счет земель, которые он отвоевывал у Тевтонского ордена.

Скорее всего, новый князь так же пытался освободиться от зависимости от Галицко-Волынского княжества, так что галицкий князь Лев Данилович не раз организовывал совместные с татарами компании против Литвы, даже Новогрудок брал штурмом в 1275 году. Потому Трайден заключил союз с Мазовецким князем, так что Болеслав II женился на Гезиминде - дочери Тройдена, что было выгодно двум князьям в борьбе как против Тевтонского ордена, так и против Польши.

Считается, что в 1280 году Трайден официально присоединил Аукшайтию, которая станет очагом формирования литовской нации.

Однако князь Тройден был убит в 1282 году - предположительно, наемниками Тевтонского ордена, в отместку за череду поражений, кроме версии о заговоре его брата Довмонта, решившего захватить престол литовского князя.

Довмонт

При всей неясности происхождения следующего великого князя литовского, то ли брата, то ли сына Тройдена, не следует его считать тем самым Довмонтом Псковским, участвовавшим в заговоре против Миндовга и ставшим русским национальным героем. Так или иначе, но какой-то князь с именем Довмонт правил в 1282—1285 годах, пока не был убит, предположительно в ходе заговора коалиции бояр во главе с сыном Тройдена, который и убил его (1285?) в стычке.

Бутигейд

Предполагается, что престол литовских князей в период между 1282 и 1291 годами занял Будикид (Бутигейд), скорее всего, имевший родственные связи с Тройденом и Довмонтом, а значит, и с Миндовгом, но который считается основателем новой династии великих князей ВкЛ. Предполагается, что Будикид был влиятельным жмудским вождем (из владетельных князей Эйрагол), что свидетельствует о победе жмудской партии в междоусобице между разными владыками в элите Литовского княжества. Русские летописи по причине разрыва связей Руси с русскими землями в Литве не сохранили каких-либо сведений о происхождении череды новых литовских князей и деталей их деятельности.

Пукувер Будивид

На уровне домыслов разной степени вероятности считается, что Бутигейда сменил его брат Пукувер Будивид, сыновья которого имели имена - Витень и Гедимин.

Витень

Предположительно в 1295 году Будивида сменил его сын Витень князь литовский с 1295 по 1316 год. Витень князь ВкЛ не оставил о себе следов в русских летописях, а из других источников мы узнаем, что правление Витеня отмечено учреждением православной Литовской митрополия с центром в Новогрудке, включавшей епископства Полоцка и Турова.

Витень

Большим успехом после удачного похода против Ливонского Ордена стал союз с вольным городом Рига, пригласивших литвинское войско для охраны, тем более что Витень обещал крестить свое языческое воинство. По всему, основная деятельность Витеня проходила в борьбе с немецкими рыцарями, в которой ему союзником стало Польское королевство, так как Тевтонский орден захватил Померанию.

После смерти Витеня его сменил другой сын Будивида — Гедимин, который правил с 1316 по 1341 год.

Литовские князья

Конечно, для данной статьи преемственность литовских князей является одной из линий исследования, поэтому, я считаю, что череда новых князей, безусловно, была из ближайших родственников Миндовга, так как его род по аналогии с кланом Рюриковичей на Руси - костьми бы лег, но не позволил бы кому-то со стороны занять место князя. Другое дело, что мы можем лишь гадать - приходился ли один князь - братом предшественника, тогда как равно мог быть и сыном.

Гедимин

Гедимин на памятнике 1000-летия государственности России

Правление Гедимина (1316 — 1341) стало периодом консолидации внутри элиты Литовского княжества, что привело к появлению более подробных сведений о событиях, связанных с Литвой.

Как я уже говорил, в этот период на Руси происходил очередной цикл междоусобиц, вызванный разделом владений Александра Невского между сыновьями, что означало отсутствие серьезных угроз Литве со стороны Северо-Восточной Руси, к тому же находящейся под татарским игом.

В Северо-Восточной Руси (официально называлась Великое Владимирское княжество), благодаря дипломатическому дару Даниила (младшего сына Александра Невского) его захудалый удел с центром в Москве, начал все больше приобретать значение политического центра Руси, что позволило уже его сыну Юрию Даниловичу претендовать на звание великого князя владимирского, что давало право собирать дань татарам со всех русских княжеств. Фактически Даниил Александрович и Юрий Данилович продолжили стратегическую линию Александра Невского на тесный союз с Золотой Ордой, а Иван I Калита (второй сын Даниила) уже закрепит безусловное превосходство Московского княжества во всем Владимирском великом княжестве, получив звание великого князя владимирского почти как наследуемый титул династии московских князей.

Почти в самом начале правления Гедимина в Галицкой Руси начинается династический кризис, так как в 1323 году одновременно погибают оба галицких князя - Андрей Юрьевич и Лев Юрьевич - (короли Руси как сыновья Юрия Львовича и внуки Льва Даниловича, убившего Войшелка), после которых пару лет княжил (известный лишь по польским хроникам) Владимир Львович.

Остается загадкой причина, по которой бояре Галицкого княжества отстранили от власти Владимира Львовича, даже, по косвенные источникам, выслали его в малозначительный удел. Скорей всего, тот был настолько неадекватным, что элита княжества решилась заменить Владимира Львовича на племянника галицких королей - Юрия II Болеслава - сына Марии Юрьевны (сестры Андрея и Льва Юрьевичей) от Тройдена I Пяста - удельного мазовецкого князя в Королевстве Польском. Этот династический кризис послужил основанием для последующего раздела Галицкого княжества, так оба князя - Владимир Львович и Юрий II Болеслав умрут бездетными почти одновременно. Для людей того времени монарх олицетворял само государство, поэтому пресекновение династии лишало государство основ для существования. Его должен был захватить какой-то другой монарх из династии, определенно, имевший в понимании подданных - права на княжение не меньшие, чем предыдущий.

князь Гедимин

Кстати, союз ВкЛ с Польшей начнется с перехода Гедимина от поддержки удельного мазовецкого князя на сторону Владислава I Локотка, добившегося титула короля всей Польши. Так как Польша вступила в войну с крестоносцами, которых предыдущий польский князь пригласил для усмирения пруссов, то Литовское княжество стало естественным союзником Польского королевства против двух отделений ордена - Тевтонского и Ливонского, ставших германскими рыцарскими государствами. Союз был скреплен браком дочери Гедимин с сыном польского короля и будущим королем Казимиром III.

В это время Польша еще не была единым государством, чтобы представлять опасность для деятельности Гедимина по увеличению территории ВкЛ за счет русских земель. Считается, что при Гедимине были присоединены (мирным путем?) - Полоцк (1307), Гродно и Берестье (1315), Витебск (1320), Минск (1326), Туров и Пинск (1336) и другие западные русские земли, что скорее, было лишь констатацией их вхождения при предшествующих литовских князьях, но официальное или гласное оповещении об увеличении территории ВКЛ - подчеркивало успехи лично Гедимина, который стремился и усилению своего влияния в автономной Жемайтии.

Гедимин удачно использовал благоприятную внешнеполитическую ситуацию для расширения своего княжества за счет западных княжеств пограничных с Северо-Восточной Русью. Предполагается, что Гедимин совершил даже поход в Киев, где посадил своего ставленника - некоего Федора, по некоторым данным - то ли своего малоизвестного брата, то ли из местных князей. Сын Гедимина - Любарт Гедиминович после женитьбы на единственной дочери галицкого короля Андрея Юрьевича вначале получил надел на Волыни в Галицко-волынском княжестве, а после смерти Владимира Львовича в 1340 году полностью занял Волынское княжество, объявив себя Галицко-волынским князем, хотя Галичина управлялась боярами во главе с воеводой Дмитрием Детька.

Так как для российской истории основной интерес представляет процесс собирания Московским княжеством земель Киевской Руси, то надо отметить начавшуюся в конце правления Гедимина войну с Польшей за галицко-волынское наследство, которая привела к исчезновению Галицко-волынского княжества в результате раздела между ВкЛ и Королевством Польским, захватившим юго-западные земли Галицкого княжества вместе со столичным Львовом.

Вильна

Правление Гедимина отмечено переносом столицы Литовского княжества из Новогрудка в Вильну (Вильнюс), о чем сам князь Гедимин сообщает в письмах, датированных 1323-м годом. Потом уже придумают множество легенд о причинах закладки города Вильна, однако, вероятно, единственной причиной было наличие высокого крутого холма (плюс гора Гедиминаса), который не часто встречается на равнинной местности.

замковая гора Вильнюс

Скорей всего, на высоком холме при впадении Вильни в Вилию (Нерис) намного ранее 1323 года уже была какая-то крепость. Сегодня замок Гедимина является главной достопримечательностью современного Вильнюса, среди развалин которого лучше всех сохранилась, так называемая, башня Гедимина. Кстати в письмах, в которых упомянута Вильна, князь Гедимин использовал титул Миндовга, величая себя «королём литовцев и русских», хотя уже не имел на него никаких прав.

Письма Гедимина к европейским монархам следует считать началом той пиар компании по очернению Руси, которую впоследствии продолжит Речь Посполитая. Находясь между двумя территориальными империями - европейской католической и русской (под властью татар, но опасной для ВкЛ), князья Великого княжества Литовского прибегли к политике выставления себя борцами за европейские ценности против татарской Руси, которую Европа и сама считала извечным соперником, что позволяло получать не только моральную поддержку от европейской империи и римского папы. У князей литовского княжество было куда перебегать - от сближения с Русью или татарами к унии с католической империей. Дезинформация с целью очернения Руси и рекламный пиар себя в Европе - стал основными чертами внешней политики Литовского княжества, перенятыми Польшей и используемыми даже в настоящее время.

Наличие двойных стандартов можно найти уже в объяснении императору причин захвата Жемайтии князем Витовтом на основании лингвистических значений слов "жемайтия" и "аукштайтия". Собственно, желание усидеть на двух стульях - это некие особенности литовского государства (и Польши), проявившиеся еще в двойственной политике Миндовга, что свойственно всем пограничным государствам меж двух больших империй.

Гедимин картинки

Союз Гедиминга с польским королем остановил натиск крестоносцев, что позволило Литве закрепить за собой западнорусские и начать экспансию южнорусских земель. Южное направление экспансии было единственно возможным, так как Северо-Восточная Русь была частью монгольской империи, да и русские князья, не взирая на свои междоусобицы, безусловно, тут же бы объединились для обороны. Расширение Литовского княжества на Юг состоялось благодаря династическому кризису в Галицко-волынском княжестве, где череда смертей среди князей династии галицких Рюриковичей выдвинула сына Гедимина - Любарта как мужа единственной дочери Андрея Юрьевича Галицкого на роль главного претендента на стол Галицко-волынского князя.

Война за галицко-волынское наследство

Переход власти к наследникам всегда представлял опасность для целостности феодальных государств, в чем Русь не была исключением. Причина была в традиции, происходящей от натуральной экономики, не имеющей развитого денежного обращения, по которой каждый сын должен был получить отдельную территорию «для кормления» - удел (феод).

Огромное Галицко-волынское княжество Даниила Галицкого представлялось единым государством благодаря его хорошим отношениям с родным братом Василько Романовичем, что обеспечивалось передачей последнему огромной Волыни. Потомки Даниила получат власть над всей территорией, когда сын Василько - Владимир Василькович за неимением наследника, вернет удел сыновьям Даниила. Захудание династии привело к единению земель Галицко-волынского княжества под одним монархом, но одновременно создало риск в связи с вероятностью пресекновения рода галицких князей.

Владимир Василькович известен в связи с войной против ятвягов в 1273—74 годах, которая окончилась «победою и честью великою». История войны волынских князей с ятвягами подтверждает факт, что Литва была лишь пограничной областью с Полоцким княжеством, а - ятвяги, как союз балтских племен - даже в 13 веке был сам по себе и не зависели от литовских племен. Вроде, как бы уже есть Литовское княжество, а независимо от него рядом существует ятвяги с родоплеменной организацией общества, которое во время голода в 1279 году даже просили Владимира: «не помори нас, но перекорми», что он и выполнил, продав им жито.

После смерти в результате отравления Юрия II Болеслава, не оставившего наследника, сын Гедимина - Любарт Гедиминович, женатый на дочери галицко-волынского князя Андрея Юрьевича, стал волынским князем и выдвинул претензии на всё Галицко-волынское княжество на основании, что его жена - последняя в роду. Вокруг галицкого наследства создался сложный узел родственных связей всех монархов региона, в котором - то обстоятельство, что и сам Юрия II Болеславав был женат на сестер Любарта и дочери Гедимина - значило мало.

Последовавший моментальный захват западной части Галицкого княжества вместе со столицей (Львов), войском польского короля, словно ожидавшей смерти Болеслава, указывает на заказной характер этого политического убийства. Формально война за галицко-волынское наследство велась от имени Любарта Гедиминовича, но начавшись при жизни Гедимина, она будет длится еще 52 года, так как в нее включится еще и венгерский король, заявивший о своем праве на галицко-волынское наследство на основании близкого родства с галицкими князьями и завещания Даниила, в котором он передавал Галичину венгерским королям.

Так пресекновение династии русских королей привело к тому, что в 1340 году Галицко-Волынское княжество прекратило своё существование как единое политическое целое. Западные территории, имевшие название Червонная Русь, захватит Польша (потом они попадут в Венгрию), а Волынь и восточные земли княжества станут частью Великого княжества Литовского, открыв ему возможность для расширения на Юг.

Кроме исчезновения Галицко-Волынского княжества как юго-западной части Киевской Руси, отколовшейся при нашествии татар, следствием поглощения Галицкого княжества Литовским княжеством станет непосредственное соприкосновение (с юга) новых границ Литвы с княжествами, входящими в конфедерацию Северо-Восточной Руси (до этого их разделяли западные княжества, типа Смоленского). С одной стороны, ВкЛ становится главной силой в борьбе против Золотой Орды, вытесняя татар с исконных южных русских земель, а с другой - неминуемо начинаются конфликты с московскими князьями, верховодящими во Владимирской Руси.

Переход в начало страницы

Деятельность Гедимина

Закрепившись в западных русских княжествах, князь Гедимин начал бороться против Московского княжества за влияние во Пскове и Новгороде. Для этого Гедимин решил использовать внутренние противоречия между князьями Владимирской Руси, укрепив союз с Тверским княжеством браком своей дочери Марии с тверским князем Дмитрием Михайловичем Грозные Очи. Однако вскоре Гедимин ради совместной борьбы с Новгородом был вынужден вступить уже в союз с московским князем Иваном Калитой, выдав другую дочь Айгусту за сына Ивана - Симеона Ивановича Гордого.

Герб Великого княжества Литовского

Герб Заславля - столицы Полоцкого княжества

Определенно, символика государства позволяет проследить его эволюцию, но артефактов раннего периода ВкЛ сохранилось мало.

Свидетельств нет, но предположительно, именно такой герб был у самого Миндовга, как символ его принадлежность к роду русских полоцких князей.

Даже при быстром взгляде можно понять, что тамги русских князей - и ТРЕЗУБЕЦ и ГЕДИМИНОВЫ СТОЛПЫ = Колюмны как три столба - имели один источник в виде герба Рюрика - «ПАДЮЩИЙ СОКОЛ».

ПИКИРУЮЩИЙ СОКОЛ племенной герб Рюрика

Колюмны герб Гедимина

герб Погоня с изображением Колюмны на щите

К сожалению, печать Миндовга сохранилась лишь в центральной части, не имеющей особых символов Литвы. Однако ко времена Гедимина уже закрепились оба символа Литовского княжества - герб Колюмны и герб Погоня. Герб Колюмны - самый эксклюзивный символ древней Литвы, потому им клеймили монеты ВкЛ.

монеты ВкЛ со знаком Колюмны

Колюмны (иначе Столпы Гедимина) - становится родовым гербом династии Гедиминовичей, так как он, скорее всего, отражал преемственность с династией полоцких князей из рода Рюриковичей.

С другой стороны, выход князей ВкЛ на международную арену как родственников польского и венгерского королей привнесло в символику христианские знаки - апостольский крест с 6 оконечностями, что было политически выгодно для Литвы, балтское население которой являлось язычниками.

Герб ПОГОНЯ Великого княжества Литовского в Статуте

шестиконечный крест на красном гербе

герб княжества литовского

Герб Погоня

Закономерно, что крест впоследствии сменит Колюмны на щите у всадника на гербе Погоня, ставшего основным гербом Литовского княжества. Война символов приобрела большое значение ко времени Грюнвальдской битвы с Тевтонским орденом, так как сами крестоносцы широко использовали символику для психологического воздействия на неграмотное население.

Определенно, герб Погоня имел прообраз в виде герба ветви владимирских князей, к которой принадлежал Александр Невский, на печати которого как раз присутствует изображение всадника с мечом над головой.

Печать Александра Невского

печать Дмитрия Донского правнука Александра Невского

Надо сказать, что изображение витязя верхом на коне с мечом над головой было широко распространено в средневековой геральдике, так как динамичное изображение всадника в погоне за врагом имело воздействие, как на воинов, так и на подданных.

Потому нет ничего необычного в появлении герба Погоня у сына Гедимина - Наримонта Гедиминовича, первого в истории князя не из Рюриковичей, приглашенного на княжение в Новгород.

Сегодня уже не узнать - был ли Наримонт первым из Гедиминовичей, кто взял символ Александра Невского как личный символ, о котором в «Хронике Литовской и Жмойтской» сохранилось описание - «муж збройный, на коню белом, в полю червоном, мечь голый, яко бы кого гонячи держал над головою», или он уже был у самого Гедимина или у предшествующих литовских князей.

Однако, для литовских князей, ведущих борьбу именно с Рюриковичами за влияние в пограничных русских княжествах и в Новгороде, имелась целесообразная причина для того, чтобы позаимствовать герб Александра Невского, почитаемого святым на Руси.

Скорее всего, замена изображения тамгы Колюмны на христианский крест происходит уже при Витовте, который ведет идеологическую борьбу против крестоносцев, обвиняющих Литву в язычестве, что можно было опровергнуть появлением креста и в государственной символике ВкЛ и особенно на знаменах, постепенно изменявшихся от традиционного для русских красного полотнища на стяг с красной полосой на белом фоне.

КРАСНОЕ знамя ВкЛ с гербом Погоня

знамя литвинов с крестом святого Георгия

герб Колюмны

Традиционным цветом восточных славян был червонный - алый красный цвет, потому хоругви ВкЛ (стяги в виде клина) как любого русского княжества имели такой же красный цвет, на котором позднее стали помещать герб Погоня. Соседняя Польша выбрала сочетание белого с красным, что, вероятно, было позаимствовано при сближении ВкЛ и Польского королевства, потому хоругви литвинов вначале преобразовались в белый клин с красной полосой посередине, потом появился красный крест Святого Георгия.

Апостольский шестиконечный крест, Владислав II Ягайло при становлении его польским королем выбрал себе как личный герб, что было заимствованием из герба Венгрии, так как его жена Ядвига была дочерью умершего короля Венгрии и Австрии, имевших этот крест в геральдике, так как крест с двумя перекладинами указывал на одновременное владение им двух государств.

герб Ягайло

С другой стороны, две перекладины креста символизировали подчинение сразу двум духовным христианским покровителям - папе римскому и патриарху константинопольскому.

Кроме того, крест с равными перекладинами как вариант традиционного русского креста присутствовал в геральдике все тех же полоцких князей. Со временем золотой шестиконечный крест на синем щите у витязя на коне на гербе Погоня - стал атрибутом герба Литвы.

Герб ПОГОНЯ Великого княжества Литовского

Иллюстрация взята со страницы статьи Lietuvos herbas.

Переход в начало страницы

СТАТЬЯ Литовские князья ЧАСТЬ 2

ПЕРЕЙТИ

ПЕРЕХОД в РАЗДЕЛ История Украины

ПЕРЕХОД к СТАТЬЕ Литовское княжество

ПЕРЕЙТИ

Статья написана для пояснения положений статей Великое княжество Литовское и Литовское княжество в словаре История Руси и России. Страница имеет постоянную ссылку: http://design-for.net/page/litovskie-knjazja

РАЗДЕЛ История Руси

twitter.com facebook.com vkontakte.ru odnoklassniki.ru mail.ru ya.ru rutvit.ru myspace.com technorati.com digg.com friendfeed.com pikabu.ru blogger.com liveinternet.ru livejournal.ru memori.ru google.com bobrdobr.ru mister-wong.ru yahoo.com yandex.ru del.icio.us
Комментариев: 4
  1. Если Беларусь русская земля, то почему мы сами не вошли в состав Русской империи? Зачем были нужны бесполезные кровопролитные войны с Полоцким великим княжеством и другими беларускими княжествами?

    По вашему Московское княжество грабила и убивало граждан- тоесть своих братьев и сестер? А где наши нацианальные сокровища?

    Если Московское княжество было таким сильным она пошла войной на Полоцкую, Туровско-Пинскую и другие наши земли с армией татар, почему?

    Если все земли были Русью, почему нельзя объединить было их без войн?

    Беларусь имеет свою великую историю и свой великий язык. Нужно просто с этим смерится.

  2. Могущественная Русь была под татарским игом, а земли беларуские нет. Почему?

  3. Беларусь имеет большую свою великую историю и свой великий язык. Русь была не исключаю, но все достигла только силой. Не освобождая, а наоборот захватывала.

    Великое полоцкое княжество постоянно воевало с Московским княжеством.

    Образование ВКЛ начиналось с объединения беларуских княжеств(Полоцкого, Туровско-Пинского и других княжеств) вокруг Новогрудка. И самое главное без силы, и оставались все князи у власти. Вот это и есть объединение земель.

    Москва убивало и грабила беларуские земли. Извините, не подскажите где наше достояние?

    Русь была под татарским игом, а беларуская земля нет, почему? И почему Москва пошла войной на нас с армией татар? Не хватила своих сил?

    Мы хотим одного чтобы считались с нашей историей, а не изменяли ее как вам удобно.

  4. Артем писал: Если Беларусь русская земля, то почему мы сами не вошли в состав Русской империи?

    Ответ: Надо спрашивать у Вашей белорусской элиты. Она умудрилась - даже ВЫЙТИ из из СССР, что было роковой ошибкой. Думаю, Ваш национализм скоро выветрится.

    Вообще-то у меня впечатление что Вы совсем не читали статью Литовское княжество или Великое княжество Литовское. Ваша Белоруссия и возникал лишь благодаря русским царям.

    Артем писал: Могущественная Русь была под татарским игом, а земли беларуские нет. Почему?

    Собственно, в статье есть объяснение - русские князья не успели дотянутся до Литвы - там был еще родо-племенной строй, а значит еще и нищета. Бывшая Черная Русь стала Белой - скорее от поляков - как раз по причине неподвластности татарам. Всё Великое княжество Литовское - есть результат нашествия монголо-татар, и судя по-всему - Рюриковичи без нашествия прибрали бы весь Прибалтийский край - даже с Польшей.

    Вы, видимо, не обратили внимание, что я считаю ИГО положительным событием - иначе бы не появилось централизованное государства - и не было бы царства, могла быть Великая Польша - или Великая Литва, т.е я допускаю, что могла быть сплошная Белоруссия. Но скорее = было бы много государств и множество войн.

    Однако Ваши предки были умнее - они не задавали вопрос: как они оказались в ВКЛ, потом в Речи Посполитой. Всё и всегда решает элита.

    Артем писал: Русь была не исключаю, но все достигла только силой. Не освобождая, а наоборот захватывала.

    Русь - это ЧТО? Вот Русскому царству почти все досталось ДАРОМ - ведь оно было наследником как Киевской Руси, так и МОНГОЛЬСКОЙ ИМПЕРИИ Чингисхана - границы территориальный империй УЖЕ БЫЛИ ОЧЕРЧЕНЫ - стоило лишь захотеть. Московские князья создали СТРУКТУРУ, вокруг которой налипли все ближайшие территории.

    1. Я боюсь, что ваше детское восприятие истории - особенно впечатлило ваше "и самое главное без силы" - Я не изменю, ведь рассуждать о том - как оно могло случиться - это сказки. Ведь мы не знаем, как Миндовг захватил Новогрудок. У меня в статье - лишь вариант, так как в истории можно лишь пытаться объяснить - почему оно произошло именно ТАК. НО вопрос - а могло ли быть иначе?- в истории задавать нельзя.

    2. Беларусь будет болеть и виной тому ваша власть. Если бы не пытались сохранить советскую промышленность (тут вам Россия помогла открыв свой рынок) и уровень жизни - то может быть ОБЕДНЕЛИ, то потом могли пойти инвестиции из Европы (видимо так будет в обнищавшей Украине после сегодняшних пертурбаций). Беларусь же видимо проскочила этот момент - но сохранение СССР на ее территории - позволило прожить 25 лет более менее-богато.

    3. Россия же сумела-таки перейти на другие принципы - у нас капитализм - и теперь ваша советская продукция россиян все меньше устраивает, а на Запад ее и вовсе не продашь. То, что могло быть в Б - теперь есть в Р. Так что ТО, что должно было случиться с Белоруссией еще сначала - придется на ваше поколение. Однако теперь уже - Россия не может включить вас в себя. Болеть шоковой экономикой будете одни, а то, что виновна Р - так даже коню понятно. Ведь Русь - она Ваш извечный Бог...

Оставьте комментарий!

grin LOL cheese smile wink smirk rolleyes confused surprised big surprise tongue laugh tongue rolleye tongue wink raspberry blank stare long face ohh grrr gulp oh oh downer red face sick shut eye hmmm mad angry zipper kiss shock cool smile cool smirk cool grin cool hmm cool mad cool cheese vampire snake excaim question

Используйте нормальные имена. Ваш комментарий будет опубликован после проверки.

Имя и сайт используются только при регистрации

Если вы уже зарегистрированы как комментатор или хотите зарегистрироваться, укажите пароль и свой действующий email. При регистрации на указанный адрес придет письмо с кодом активации и ссылкой на ваш персональный аккаунт, где вы сможете изменить свои данные, включая адрес сайта, ник, описание, контакты и т.д., а также подписку на новые комментарии.

Авторизация MaxSiteAuth. Loginza

(обязательно)