Определение понятия элита. Критика существующих подходов

7 ноября 2011 г. Vladimir Tochilin Просмотров: 4707 RSS Обсудить , ,

11.01.2011 Перед Вами перепечатка стать Определение понятия элита. Критика существующих подходов На сайте есть еще словарная стать ЭЛИТА.

Начиная с XIX века термин «элита» перестает употребляться исключительно для определения «качества» товара, семян или воинских частей. А закрепляется в политологических и социологических словарях для обозначения высших слоёв общества в системе социальной иерархии[1]. Тем не менее, широкое общественное употребление данного термина начинается только в XX веке благодаря, почти вековой исследовательской работе социально-политических систем, такими учеными, как В.Парето, Г.Моска, Р. Михельс, X. Ортега-и-Гассет, Г. Лассуэлл[2] и др., в чьих определениях наблюдались существенные методологические различия, обусловленные их социальным положением и сложностью исследуемого объекта. Назовем их элитаристами и посмотрим, что же такое элита по их мнению:
  • Элита по В. Парето (первым ввел понятие «элита») — лица, получившие наивысший индекс в своей области деятельности, достигшие высшего уровня компетентности; — люди, занимающие высокое положение соответственно степени своего влияния, политического и социального могущества, составляющие "аристократию"[3] (большинство тех, кто в нее входит, как представляется, в незаурядной степени обладают определенными качествами — неважно, хорошими или дурными, — которые обеспечивают власть);
  • Элита по Г. Моске — наиболее активные в политическом отношении люди, ориентированные на власть, организованное меньшинство, осуществляющее управление неорганизованным большинством;
  • Элита по X. Ортега-и-Гассету — люди, обладающие интеллектуальным или моральным превосходством над массой безотносительно к своему статусу, наивысшим чувством ответственности;
  • Элита по Г. Лассуэллу — "высший господствующий класс"; лица, пользующиеся в обществе наибольшим престижем, богатством; лица, обладающие наибольшим статусом и властью.

Что же такое элита? Выше отмечалось, что в построениях элитаристов нет единодушия, напротив, их суждения порой опровергают друг друга. Они сходятся лишь на том, что противопоставляют элиту массе и отмечают её важность для правильного функционирования общества.

Для полноты картины, стоит привести современное определение понятия «элита», предложенное социологами А. Сванном, Дж. Мэнором, Э. Куинни, Э. Райсом[4]:

Элита — люди, которые контролируют большую долю материальных, символических и политических ресурсов общества, чем любая другая страта общества; занимают высшие посты в иерархии статуса и власти, полученные ими аскриптивно или ресептивно[5] (в некоторых обществах элиты резко отделены от других граждан[6]).

На базе проведенного историко-элитологического исследования мы выяснили, что данные выше определения, приветствующиеся в научном сообществе в рамках той или иной парадигмы, потеряли свой смысл, поскольку нет той страты, которую было принято считать «элитой». Привычное понятие «элита» — анахронизм, т.к. новая элита, а, соответственно и новое её понимание, датируется уже 50-60 гг. XX столетия и не имеет никакого отношения к предлагаемым до сегодняшнего дня определениям (см. п.1«Общественная дискуссия об элитах: предпосылки возникновения и основные вехи развития»).

Поэтому мы предлагаем отойти от одностороннего рассмотрения понятия «элиты» и применить к нему двоякий подход – нормативный и позитивный и на основе логики этих подходов получить иное определение термина «элита», актуальное для современного общества.

Первым рассмотрим нормативный подход.

В рамках этого подхода мы должны дать определение того, что такое «истинная» элита, и если нам удастся это сделать, то тогда мы сможем соотносить группы, претендующие на наличие у них элитного статуса, с заданным эталоном. Но у этого подхода есть несколько проблем.

Первая из них заключается в том, что не существует объективных оснований для того, чтобы дать определение «истинной» элиты. Более того, не очень понятно, в чем эти «объективные» основания могли бы заключаться.

Этот тезис необходимо пояснить более подробно.

Предположим, что у нас есть некоторые базовые понятия, в объективности которых у исследователей нет сомнений. Если на основе этих базовых понятий можно было бы сформулировать определение элиты, не противоречащее этим базовым понятиям[7], то такое объяснение также можно было бы считать объективным и «истинным».

Однако понятие элиты в сегодняшней структуре научного знания само по себе является базовым, неразложимым на понятия более общего уровня. Поэтому объективистский подход к понятию элиты сводится, как правило, к выявлению семантических корней самого этого слова (термин "элита" ведет свое происхождение от латинского eligere: «выбирать»; в современной литературе получил широкое хождение от французского elite: «лучший, отборный, избранный»). Между прочим, учитывая, что в каждом языке этот термин, даже если он заимствован, связан со своими собственными, присущими только данному языку, коннотациями, то на этой почве возникают самые разнообразные искусственные проблемы, наличие которых позволяет многократно увеличивать объем публикаций по теме[8].

На самом же деле мы, как правило, имеем дело с субъективными определениями элиты, сколько бы ни уверял нас автор в обратном.

Под предлогом объективного определения элиты нам всегда пытаются дать описание того, какой автор хотел бы видеть элиту: какими она должна обладать свойствами и как действовать в тех или иных ситуациях. Очень часто, хотя и не всегда, речь идет о свойствах, которые автор сам себе предписывает, и о действиях, которые он сам предпринял бы, если бы оказался на том или ином месте. Например, Николай Бердяев[9], происходивший из дворянской семьи, в своих работах пишет про культурную элиту. В его понимании настоящая элита — это аристократия духа (причем аристократизм определяется происхождением, а не достижениями). А Джованни Сартори[10] в своей работе «Пересматривая теорию демократии» (1987г.) рассматривает политическую элиту в связи с неверной, по его мнению, трактовкой термина «элита» по отношению к политике и власти. Согласно Сартори элита является одной из инстанций власти не в силу того, что она находится на верхушке общества, а потому, что люди, входящие в элиту, обладают определенными качествами, которые обеспечивают власть.

Здесь всегда очень трудно спорить. Редко кто скажет о себе плохо. Наоборот, каждый будет сам себя выставлять хорошим и пытаться понравиться. Конечно, оценки того, «что такое хорошо и что такое плохо» у людей могут очень сильно различаться, особенно при анализе конкретных ситуаций и действий. При повышении уровня абстрактности требований к элитам расхождения могут быть сняты. Например, определение «элиты — это те, кто за все хорошее против всего плохого» особо много возражений не вызовет.

Обсуждать эти темы можно бесконечно долго – у каждого человека свои субъективные предпочтения, однако едва ли возможно из этих обсуждений извлечь что-то полезное для понимания социального устройства.

Но главная проблема нормативного подхода заключена в сфере прагматики: в чем состоит цель рассуждений о том, какими элиты должны быть? В сравнении действующей элиты с идеалом и построении вывода, что эти элиты на самом деле таковыми не являются? Вывод, конечно, важный, но бесперспективный, потому что под воздействием рассуждений едва ли изменятся сами «элиты». (Бердяев выдвигал следующее требование к элите: учет и соответствие культурно-исторической ситуации, процессам, происходящим в обществе, ответственность перед народом). Маловероятно и то, что люди сами свергнут так называемые элиты и вручат власть «настоящей» элите. Даже если это и так, то вызывает сомнения одно обстоятельство: следует ли в целях агитации прибегать к понятию элита. С одной стороны, большинство населения в таких терминах о власти не думает и скорее настроено принципиально антиэлитарно, поэтому попытка заменить одну элиту, пусть и не годную, другой, годной, может вызвать отторжение (что мы часто и наблюдаем). Для этих целей надо не адекватную теорию элит строить, а продумывать, как хоть какую-то элитную теорию продать населению – это совсем другая задача.

При такой постановке задачи все равно сохраняется множество вопросов. Допустим, что известно какой должна быть идеальная элита, но как сделать так, чтобы реальная элита соответствовала идеальной? О таком соответствии может говорить только автор идеальной модели о самом себе, если он войдет в элиту, а еще лучше, если он ее возглавит. При этом все равно не понятно, как убедить других представителей элиты соответствовать этой идеальной модели.

Возможное возражение состоит в предположении, что в истории были периоды, когда национальные элиты в гораздо большей степени соответствовали идеалам (какие бы они не были), чем нынешние. Или посмотреть на зарубежную историю, где тоже есть примеры более дееспособных элит.

На это можно было ответить следующее – давайте попробуем более подробно изучить, почему элиты другого времени или других стран вели себя иначе, чем сегодняшние. Что такого было в условиях их существования, из-за чего они вели себя не так, как это обычно делают элиты.

Но это уже не нормативная, а позитивная программа исследований.

Таким образом, от нормативного подхода к исследованию мы переходим к позитивному подходу (в гносеологическом смысле).

Позитивный подход не занимается выдумыванием «идеальной» элиты, поэтому объектом его исследования является реальная, «формальная» элита. Мы понимает, что семантика слова «элита» во многих случаях не позволяет употреблять этот термин применительно к реальным правителям, но другого термина у нас нет.

С точки зрения позитивного подхода формируется наиболее универсальное понятие элиты:

Элита – это группа лиц, занимающих высшие позиции в общественной иерархии и преследующих цели:

  • по отношению к неэлите – сохранение своего главенствующего положения;
  • внутри элиты – повышение своего статуса относительно других членов элиты.

Основная проблема в рамках позитивного подхода формулируется следующим образом: как условия функционирования элиты меняют ее поведение и как это отражается в идеологических концепциях, формулируемых элитой.

На практике мы видим совершенно различные типы поведения элиты, что могло бы показаться странным, учитывая, что исходные цели у всех элит одинаковы. Таким образом, задача сводится к тому, чтобы выделить факторы, определяющие то, какие стратегии выбирают элиты для реализации имманентно присущих им целей.

Эти факторы мы группируем следующим образом:

  • - давление неэлитных слоев (этот фактор работает крайне редко, но, тем важнее понять, когда именно и почему);
  • - давление внешних элит (международная конкуренция);
  • - внутриэлитная конкуренция.

Этот последний фактор представляется нам наиболее важным. Как правило, большинство исследователей рассматривает элиту как однородную среду, что, на наш взгляд, является настолько высоким уровнем абстракции, что подобрать хотя бы немного близкий к однородной элите аналог в реальности можно только в теории. То есть, элиты всегда неоднородны и в реальных условиях внутри них существуют конфликты между высшими и более низкими слоями элиты. Кроме того, обычно элита представляет собой смесь нескольких иерархий, которые в силу тех или иных обстоятельств складываются в единую элитную иерархию – как правило, неустойчивую, насыщенную внутренними конфликтами.

Одним из способов разрешения внутриэлитных конфликтов является привлечение частью элиты на свою сторону неэлитных слоев, за счет чего состав элиты видоизменяется и переформатируется.

Таким образом, позитивная программа изучения элит заключается в выявлении закономерностей внутриэлитных, межэлитных и элитно-неэлитных взаимодействий на широком историческом материале.

Одним из важных элементов проводимого исследования является выявление форм и методов идеологического обеспечения такого взаимодействия и последующего влияния идеологических конструкций на характер разворачивания элитных конфликтов.

В данном случае возможное возражение состоит в том, что позитивный подход рассматривает пассивное приспособление элит к условиям своего функционирования, но это неправильный взгляд на реальность, поскольку известно, что в определенные моменты времени элиты реализовывали долгосрочные проекты.

На самом деле, утверждение о том, что элиты реализуют какие-то проекты, является широко распространенной логической ошибкой, основанной на том, что в истории все время происходят различные (крупные, мелкие) события, и, если известно, что произошло какое-то значимое событие, то с помощью ретроанализа можно воспроизвести цепочку событий, приведших к нему.

Эту цепочку можно назвать «проектом», потому что с внешней точки зрения любой проект, который строится на перспективу, выглядит точно так же: итоговое событие (цель) и цепочка действий, которые мы должны предварительно выполнить.

Но то, что верно в отношении перспективы, абсолютно неверно в отношении ретроспективы.

Достаточно условного примера. Предположим, что цепочку событий можно довести до сколь угодно отдаленного времени, например, до первобытного человека. Это всегда можно сделать, поскольку любому событию предшествует какое-то другое, тому тоже что-то предшествует и так далее.

Но это не значит, что любое происходящее сейчас событие является реализацией проекта первобытного человека. Тогда непонятно на основании чего (по каким мотивам) на каком-то периоде исследователь (ученый) обрывает ретроцепочку в определенный период времени. Связано ли это с нехваткой информации или же с тем, что так удобнее самому исследователю.

Традиционно логика ретроспективного анализа выглядит следующим образом: в прошлом ищутся события, которые на взгляд исследователя связаны с произошедшим впоследствии событием, именуемы проектом. На основании наличия таких событий и делается вывод о том, что этот ряд событий и есть воплощение в жизнь проекта. На самом же деле, некие события и высказывания объединяются в единый проект только потому, что известно том, что итоговое событие уже произошло. Для современников же это были просто события и высказывания на фоне других равнозначных им событий и высказываний.

Исследователь же выстраивает ретроспективную логику событий и высказываний под тот проект, который есть в его голове, но что не было каким-то проектом для реальных участников событий.

Постфактум, когда событие уже произошло и кто-то объявил его проектом, даже многие из участников событий будут склонны считать, что это действительно был заранее продуманный проект, активными участниками реализации которого они сами и были. Несогласных же с тем, что это был проект, будет меньшинство и их едва ли услышат.

Доподлинно известно, сколько трудов (и крови) стоило написание канонической истории КПСС. Но, очевидно, что если бы не произошла октябрьская революция, то о большевиках знал бы, в лучшем случае, узкий круг историков, специализирующихся на том периоде.

Исторические проекты существуют только в головах тех, кто уже знает, что то или иное событие произошло в истории. Но это знание является ничем иным, как ложным знанием, которое мешает пониманию действительного значения истории.


[1] Оксфордский словарь 1823 года.

[2] Вильфредо Парето (1848—1923) — итальянский инженер, экономист, социолог, и философ; Гаэтано Моска (1858—1941) — итальянский юрист и социолог. Наряду с Парето известен как создатель теории элит; Роберт Михельс (1876—1936) — немецкий историк, экономист и социолог; Хосе Ортега-и-Гассет (1883-1955) — испанский философ, социальный мыслитель, публицист и общественный деятель; Лассуэлл Гарольд (1902—1978) — американский политолог.

[3] В этимологическом значении слова: aristos — лучший.

[4] De Swaan A., Manor J., Oyen E., Reis E.P. Elite Perceptions of the Poor: Reflections for a Comparative Research Project // Current Sociology vol.48, 2000.

[5] По предписанному статусу/благодаря собственным заслугам.

[6] Авторы определения полагают, что людей, входящих в элиту, составляет примерно около 1% от численности населения.

[7] У этой операции есть свои сложные методологические и логические проблемы, описание которых занимает слишком много места и не является темой данной работы.

[8] В экономической теории примером является длительная и до сих пор не завершенная дискуссия о неправильном переводе Маркса и о необходимости замены термина «стоимость» термином «ценность».

[9] Николай Александрович Бердяев (1874 —1948) — русский религиозный философ XX века.

[10] Джованни Сартори (р. 1924) — итальянский и американский философ и социолог.

twitter.com facebook.com vkontakte.ru odnoklassniki.ru mail.ru ya.ru rutvit.ru myspace.com technorati.com digg.com friendfeed.com pikabu.ru blogger.com liveinternet.ru livejournal.ru memori.ru google.com bobrdobr.ru mister-wong.ru yahoo.com yandex.ru del.icio.us
Оставьте комментарий!

grin LOL cheese smile wink smirk rolleyes confused surprised big surprise tongue laugh tongue rolleye tongue wink raspberry blank stare long face ohh grrr gulp oh oh downer red face sick shut eye hmmm mad angry zipper kiss shock cool smile cool smirk cool grin cool hmm cool mad cool cheese vampire snake excaim question

Имя и сайт используются только при регистрации

Если вы уже зарегистрированы как комментатор или хотите зарегистрироваться, укажите пароль и свой действующий email. При регистрации на указанный адрес придет письмо с кодом активации и ссылкой на ваш персональный аккаунт, где вы сможете изменить свои данные, включая адрес сайта, ник, описание, контакты и т.д., а также подписку на новые комментарии.

Авторизация MaxSiteAuth. Loginza

(обязательно)