Литовское княжество Википедия

Литовское княжество

http://design-for.net/page/litovskoe-knjazhestvo-vikipedija

Словарь по истории России

определение понятие значение информация система структура принцип

слово знак символ смысл

Великие литовские князья

Великие литовские князья интересуют нас по той причине, что литовско-русское государство, просуществовавшее с 1236 по 1795 год, было не только проектом собирания осколков Киевской Руси, но в некотором смысле - попыткой развития части Руси по западному пути через создании совместно с Польшей второй империи славян, что для самого ВкЛ обернулось полным крахом. Отказ от союза с централизованным деспотичным Русским царством в пользу демократического республиканского королевства Польского был выбором элиты литовско-русского государства, соблазненной свободами и вольностями польской шляхты. В результате Великое княжество Литовское и Русское как альтернативная Русь не состоялось, так как уния с Польшей означала вхождение в европейскую католическую империю, после чего литовские князья утратили не только цели на объединение Руси, но и собственную самоидентификацию, а территория Литовского княжества была просто разделена на куски. История Литовского княжества доказывает правоту Теории элит в том, что простой народ Великого княжества Литовского, состоящий в основном их русичей, ничего не решает, так как является собственностью элиты государства.

Литовские князья

04.07.2015 Пояснения и замечания. 1. Данная статья является моей попыткой создать словарную статью Князья Великого княжества Литовского как исторический нарратив, поэтому она - (1) как словарная - довольно краткая и схематичная (более подробные биографии литовских князей вы найдете в книге - Литовско-Русское государство в XIII—XVI вв или Великие князья Великого Княжества Литовского) и (2) является критикой современных статей по теме князья ВкЛ.

2. Надеюсь, читатель понимает, что термины - литовские князья и Литовское княжество (и даже ВКЛ - Великое княжество Литовское) - являются всего лишь устоявшимися современными сокращениями. Названия даже не надо переводить, так язык литовского княжества, которым с момента образования ВлК стал смоленско-полоцкий диалект западнорусского языка развился в современный белорусский язык, который в терминологии схож с современным русским языком. Сам древнерусский язык всех восточных славян, производил термин князь от скандинавского конунг. Вероятно, древние славяне использовали и азиатский титул каган (хакан, хаган, Qaγan, хаан), знакомый им со времен Аварского каганата, но с момента образования в 862 году государства Русь русский термин князь приобрел свое нынешнее значение - владыки европейского феодального государства.

Потребительский кредит

Потребительский кредит на неотложные нужды

Потребительский единовременный кредит

Потребительский возобновляемый кредит

Потребительский кредит на недвижимость

Потребительский доверительный кредит

Кредит на приобретение товаров

Потребительский кредит для молодых семей

Потребительский пенсионный кредит

Инвестиции в золото Ипотека Автокредит

3. Факты биографии и деятельность литовских князей общедоступны, но в статье изложены через призму москвоцентризма. Просто трудно представить российскую историю для россиян без учета негативной роли Литовского княжества в борьбе за собирании земель Древнерусского государства, в которой победило Московское Русское царство, ставшее Россией. Ведь Российская Федерация является преемницей не только СССР, но и Российской империи.

Основная статья:

Дополнительная статья:

Великое княжество Литовское

Литовское княжество

Словарь по истории России

Князья Великого княжества Литовского

Хронология и имена литовских князей соответствуют статье Список великих князей литовских из Википедии, откуда перепечатана Таблица великие литовские князья. Литовские князья таблица содержит лишь имена литовских князей, правивших до Люблинской унии, завершившей в 1569 году объединение ВКЛ с Польшей, после которой титул Великий князь Литовский окончательно перешел как дополнительный к титулу выборных польских королей.

Годы правления

Русское

Белорусское

Польское

Литовское

ок. 1236—1263

Миндовг

Міндо́ўг

Mendog

Mindaugas (Ми́ндаугас)

1263—1264

Тро́йнат

Траня́та

Treniota

Treniota (Трянёта)

1264—1267

Во́йшелк (Во́йшелг)

Во́йшалк

Wojsiełk

Vaišelga (Ва́йшвилкас, Ва́йшялга)

1267—1270

Шварн Данилович

Шварн

Szwarno

Švarnas (Шва́рнас)

1270—1281

Тро́йден

Тра́йдзень (Тро́йдзень)

Trojden

Traidenis (Трайдя́нис)

1282—1285

Довмо́нт

Даўмо́нт

Dowmunt

Daumantas (Дау́мантас)

1285—1290

Будики́д

Будзікі́д

Butygejd

Butigeidis (Бутигяй́дис)

1290—1295

Пукуве́р Будиви́д

Будзіві́д

Pukuwer

Butvydas (Пуку́вярас Бу́твидас)

1295—1316

Ви́тень

Ві́цень

Witenes

Vytenis (Витя́нис)

1316—1341

Гедими́н

Гедзімі́н (Ґедымі́н)

Giedymin

Gediminas (Гядими́нас)

1341—1345

Евну́тий (Явну́т)

Яўну́т

Jawnut

Jaunutis (Яуну́тис)

1345—1377

Ольгерд

Альге́рд

Olgierd

Algirdas (А́льгирдас)

1377—1381

1382—1392

Яга́йло

Яга́йла

Władysław II Jagiełło

Jogaila (Йога́йла)

1381—1382

Ке́йстут

Кейсту́т

Kiejstut

Kęstutis (Кясту́тис)

1392—1430

Ви́товт

Ві́таўт

Witold

Vytautas (Ви́таутас)

1430—1432

Свидрига́йло

Свідрыга́йла

Świdrygiełło

Švitrigaila (Швитрига́йла)

1432—1440

Сигизму́нд Ке́йстутович (Жигимо́нт)

Жыгімо́нт Кейсту́тавіч

Zygmunt Kiejstutowicz

Žygimantas Kęstutaitis (Жиги́мантас Кястута́йтис)

1440—1492

Казими́р Ягелло́н

Казімі́р Ягело́нчык

Kazimierz Jagiellończyk

Kazimieras Jogailaitis (Кази́мерас Йогайла́йтис)

1492—1506

Алекса́ндр Ягелло́н

Алякса́ндр Ягело́нчык

Aleksander Jagiellończyk

Aleksandras (Алякса́ндрас)

1506—1544

Сигизму́нд Ста́рый

Жыгімо́нт Стары́

Zygmunt Stary

Žygimantas Senasis (Жиги́мантас Сяна́сис)

1544—1572

Сигизму́нд Авгу́ст

Жыгімо́нт А́ўгуст[/url]

Zygmunt August

Žygimantas Augustas (Жиги́мантас Аугустас)

Каковы причины образования Литовского княжества

Феодальная раздробленность Древнерусского государства была закономерным этапом в развитии Руси, так как обычай княжеского престолонаследия на Руси позволял каждому мужчине из рода потомков rel="nofollow" target="_blank"]Рюрика занять место великого князя. Внутри семейным договором Рюриковичей было лествичное право по старшинству, которое провоцировало братоубийственную резню. Уже в 1015 году после смерти крестителя Руси - Владимира Великого, рассадившего 12 своих сыновей по основным городам, начнется гражданская война, закончившаяся с гибелью всех сыновей, кроме Ярослава Мудрого и Мстислава Храброго, так поделивших Русь, что Ярославу (передавшему Новгород сыну) отходили земли по правой стороне Днепра, включая Стольный Киев, а Мстиславу Тмутараканскому досталась левая сторона с Черниговом и Переяславлем.

В результате последующей перекройки Русской земли потомками Ярослава Мудрого перед нашествием монголо-татар два княжества - Галицко-Волынское и Черниговское - активно захватывали земли соседей, продвигая свои границы в сторону Прибалтики.

образование Литовского княжества

К сожалению, соответствующих карт на момент образования Литовского княжества практически нет, потому я использовал карты с сайта hist-geo.net и общедоступные иллюстрации. Поясняющие ссылки откроют вам страницы Википедии, порой с антирусским содержанием, но в Интернете нет альтернативной энциклопедии.

Нит никакого сомнения, что причины образования ВкЛ состояли в монгольском нашествии на Русь, приведшему к расколу Древнерусского государства на куски, историческое развитие которых пошло по совершенно разным направлениям. В результате второго похода Батыя в 1239-40 годах будут разорены два самых сильных княжества Руси - Галицко-Волынское княжество будет оправляться целое десятилетие, а Черниговское княжество вовсе придет в запустение, попав вместе с Киевским княжеством под управление татарских баскаков. Вся Юго-Западная Русь, которую приберут под себя князья Галицко-волынского княжества останется в изоляции от конфедерации северных русских княжеств, называвшейся Великое княжество Владимирское (Северо-Восточная Русь), так как будет отделена клином из территорий Киевского и Черниговского княжеств, подвластных татарам.

причины образования Литовского княжества

Литовское княжество никогда бы не возникло, если бы не ослабление главным русских княжеств от нашествия татар. Надо отметить, что формирование Великого княжества Литовского происходило в период восстановления сил Галицко-волынского княжества, остававшегося гегемоном в западной части Руси. Князь Даниил Галицкий даже выдавит татар с южных территорий, но пресекновение династии галицких князей приведет к разделу Галицко-Волынского княжества, в результате которого большая часть южных и срединных княжеств бывшей Киевской Руси попадут как раз в состав Великого княжества Литовского

Вторая северная половинка Киевской Руси будет непосредственно включена в состав империи Чингихана как улус (удел) потомков его старшего сына Джучи. У Александра Невского не было особого выбора как вассала ханов Золотой Орды, кроме как пойти на укрепление союза с этими ханами, что позволит ему и его потомкам занять главные позиции среди русских князей. Такое решение Александра Невского позволило его сыновьям и внукам стать главными во всей Владимирской Руси. Младший сын Александра Невского - Даниил Александрович благодаря своему дипломатическому дару сделает Москву политическим центром Руси, а его потомки сумеют подмять под себя других князей и создадут централизованное государство под именем Русское царство, которое не только переживет Золотую Орду, но и само станет наследницей империи своего поработителя. Именно положение России как старшего улуса в империи Чингисхана позволит русским царям подчинить себе большую часть монгольской империи. Поэтому сегодня история балтийских народов и история монгольской империи - являются неотъемлемыми частями истории Цивилизации России.

Русь и Литва

Более подробно причины образования литовского княжества раскрыты в статье Литовское княжество, что не означает, что здесь не следует дать краткого описания геополитической обстановки на Руси, предшествующей образованию Великого княжества Литовского и Русского.

Во-первых, доподлинно известно, что очагом зарождения литовско-русского государства был русский город Новогрудок, ставший первой столицей Литовского княжества, который вырос вокруг детинца (замок, крепость), который заложил еще Ярослав Мудрый во время его похода против балтийского племени ятвягов, ареал которых находился немного западнее территории, получившей на Руси название Литва.

Новогрудский замок

Во-вторых, хотя приглашение дружины с князем было рядовой практикой, но выбор одного из вождей соседних балтийских племен по имени Mindaugas (Миндовг) на место князя в русское удельное Новогрудское княжество было явным нарушением прав Рюриковичей, единственных на Руси, кто по традиции имел право занять место князя. Однако, достойных кандидатур из русских князей после нашествия татар банально не хватало, что и позволило боярам Новогрудского княжества пригласить одного из вождей литовских племен, что давало двойную выгоду, так как получение военной дружины, состоящей из балтов, одновременно означало - прекращение набегов со стороны самих балтов.

первый литовский князь Миндовг

Общепринятой версией образования ВкЛ считается приглашение русскими боярами одного из вождей литовских племен по имени Миндовг на место князя в русское Новогрудское княжество на русской земле, имевшей название Чёрная Русь. Эта часть Древнерусского государства в районе Верхнего Принеманья получила свое необычное название - Черная Русь в соответствии с «колористической» (цветной) схемой именования частей света у восточных славян, что всего-то означало северную территорию Руси.

Черная Русь

Чёрная Русь

Как правило, в статьях о Литовском княжестве предшествующие отношения двух народов - балты и славяне, составивших основное население Литовского княжества, - не рассматривается, потому повисает вопрос о том, откуда взялись и кем были первые князья литовского княжества. Нынче даже есть фантастическая история балтов, из которой литовские князья как из сказки «вываливаются» в реальные события 13 века. Однако формирование литовско-русского государства трудно объяснить, если не знать, что собой представляли балтийские племена, причем, нам не нужна вся история балтов, а лишь литовские племена, населявшие территорию, граничащую с русским регионом, имевшим название Черная Русь.

балты и славяне Сама Черная Русь исторически представляла собой областью проникновения восточных славян из племени дреговичи на земли ятвягов, потому она клином входила между польскими и землями сплошного проживания балтийских народов. Здесь поселения балтов ятвягов еще чередовались с поселения славян, которые после образования Древнерусского государства стали назвать себя словами - русы, русины, русичи, в смысле - подданные Руси, как государства, принадлежащего варягу Рюрику из германского племени рос.

Скудные ресурсы прибалтийского края и отсталая племенная экономика не позволяли балтам наладить широкий товарооборот ни внутри племен, ни тем более с соседними славянами, поэтому балтийские племена по экономическим причинам перешли к систематическим разбойничьим набегам вглубь соседних, как польских, так и русских княжеств. Судя по всему, славяне самой Черной Руси не подвергались особому разбою (не сохранилось сведений о кровавых стычках), поэтому можно сделать предположение о существовании взаимовыгодного симбиоза, который защищал местных славян. Отряды балтов, отправлявшиеся в грабительские набеги, беспрепятственно проходили сквозь Черную Русь в глубь Волынского и Черниговского княжеств часто через земли Турово-Пинское княжества.

Расселение славян и славянизация балтов

Может, сотню лет ранее и сами славяне совершали рейды на земли соседних племен, но освоение земледелия и достаточно высокий уровень производства позволяли славянам приобретать необходимые им предметы через торговлю. Само расселение славян на земли балтов проходило мирным образом, и причина - не в природном миролюбии славян, а все объясняется гораздо проще: - свободной земли - единственного, ради чего можно было воевать - в прибалтийском крае было достаточно для всех (в отличие от «тесной» Европы). Набеги литвинов на Русь в XII веке А после соприкосновения народов, балты увидели, что у славян есть недоступные им предметы обихода, для выменивания которых балтам нечего предложить славянам. Потому естественным методом получение этих предметов стал отъем с применением силы. Не имея производства и развитых экономических отношений, прибалтийские племена были вынуждены отнимать их у соседей, прекрасно зная о реакции самих славян. Только от ответного карательного похода русских князей страдали не те балты, которые участвовал в набеге, потому через год собиралась новая шайка грабителей. При всем желании и даже боязни ответного похода, балты не могли прекратить грабежи соседей, так как они стали частью экономики литовских племен. Да, хозяина, оказывающего сопротивление, во время набега могли и убить, но действия балтов были типичными для кочевых т.н. гастролирующих бандитов, целью которых было - не убийства, а отъем материальных ценностей, недоступных им иным путем.

Собственно, славяне того времени относились к набегам как привычному злу, не считая балтов исключительными врагами, так как летописи сохранили записи о том, как ятвяги во время голода в 1279 году (рядом уже было ВкЛ) посылают послов во Владимир-Волынский к воевавшему против них русскому князю с просьбой «не помори нас, но перекорми», за что готовы дать воску, беличьих шкур, бобров, черных кун или серебра. И князь Владимир Василькович, «победою и честью великою» не раз побеждавший ятвягов, спасает их, продав им жито.

У нас мало сведений о ранней истории Черной Руси, скорее всего, эта территория первоначально была дальней периферией княжества дреговичей со столицей в Турове, а позднее уже волынские князья захватят еще кусок, мыском выступающий в глубь земель ятвягов, где появится город Городня (Гродно, Городен), который станет форпостом Галицко-волынского княжества. Однако непосредственно перед интересующим нас историческим периодом Черная Русь являлась владением полоцких князей, но довольно обособленным, благодаря непроходимым лесам, отделявшим его от Полоцка.

Русь и Литва

Взаимоотношения Руси и Литвы представляли собой череду взаимных военных столкновений, балты грабили русские земли, а русские князья организовывали ответные картельные походы. Земли балтов, скудные какими-либо ресурсами, для русских князей не представляли особого экономического интереса, так как свободной земли было вволю, а владение балтами не могло оправдать расходы на удержание в подчинении язычников. Главным ресурсом в средневековье для русских князей было население, потому походы князей часто заканчивались пленением и переселением балтов на свои земли. К началу 13 века русские княжества лишь начали интересоваться прибалтийскими землями, однако, с большой уверенностью можно предположить, что в течение следующего столетия все балты были бы ассимилированы русами или поляками, как это произошло с ятвягами, растворившимися среди поляков, белорусов и литовских племен, участвовавших в сформировавших национальности Новогрудский замок литовцев.

Карательные походы против ятвягов и литвы, которые организовывали князья Смоленского, Галицко-Волынского и Черниговского княжеств, больше всех страдающие от набегов, были продолжением старинной практики «отмщения неразумным» соседям. А освоение земель балтов проходило через строительство крепостей в землях, граничащих с Литвой, вокруг которых вырастали русские горда, каким был Новогрудок.

Аналогичную политику вели и польские князья, продолжая военной силой решать вопрос с набегами своих северных соседей - пруссов, бывших самым многочисленным из балтийских народов. Пруссы настолько допекали польские княжествам, что польский князь пригласил Тевтонский орден для их усмирения, которое проходило под лозунгом обращения язычников балтов в христианскую веру. Натиск крестоносцев, которые искореняли исконные языческие верования балтов, привел к упорному сопротивлению, выразившемуся в росте влияния жрецов, а главное - к превращению балтийских племен в военное ополчение, которое подпитывалось массами пруссов, бегущих от германских рыцарей. Безусловно, постоянная жизнь за счет набегов и в отражении ответных походов славян и крестоносцев привела к усилению роли военных вождей, клан которых, вероятно, происходил именно из этнических пруссов, захвативших власть во многих балтийских племенах.

Литовские племена

Образование Великого княжества Литовского довольно прозрачно - вождь литовского племени Миндовг, ставший князем в русском Новогрудском княжестве, присоединяет к нему земли балтов, которые считает собственными, и дает новому литовско-русскому государству название - Великое княжество Литовское и Русское. При этом, намного реальнее выглядит версия банального захвата одним из вождей балтов власти в русском княжестве, чем версия мирного приглашения Миндовга. Однако на формирование Литовского княжества это никаким образом не повлияло, так как характер становления Миндовга князем в Новогрудском княжестве относился к сфере отношений между элитами - вождями балтов и русскими боярами.

Летописцы и последующие российские историки подчеркивали аналогию приглашения литвина Миндовга в русское княжество с призванием варяга Рюрика на Русь, что заставляет нас рассмотреть вопрос о наличии государственности у балтов. Я считаю, что норманская теория появления государственности у восточных славян является верной в фактической части, потому как приглашение военных дружин (даже во главе с вождем балтов) - было рядовой практикой для русских городов (Новгородская республика).

Дело ведь в том, что бояре средневекового города не могли дать оружие своим гражданам, ведь тогда вооруженный народ мог потребовать раздела полномочий и запросто свергал элиту (что бывало в Новгороде). По этой причине наемная дружина со стороны для элиты было гораздо выгоднее, при случае ее можно было сменить другой. Вероятно, так неоднократно и случалось до Миндовга, который, однако, подобно Рюрику, решил сам стать элитой Новогрудского княжества.

конный литовский воин Даже сегодня у нас нет четкого доказательств существования обособленного племени литва, даже употребление Миндовгом прилагательного "Литовское" наравне с "Русским" в названии Великое княжество Литовское и Русское приводит нас к выводу, что сам-то Миндовг понимал слово Литва как хороним, обозначающий географический район.

Если оба прилагательных использованы в одном значении, то, раз прилагательное "Русское" очевидно указывало на русские земли (ведь прилагательное "русское" не могло быть соотнесено с несуществующей еще нацией жителей Киевской Руси) в составе литовско-русского государства, то и прилагательное "Литовское" не могло быть употреблено в ином значении, как указание на литовские земли. Само понимание государства представляло собой собственность какого-то владыки, в первую очередь как территории, и лишь опосредованно - как жителей, закрепленных здесь своим проживанием.

Собственно, то, что Литва - было географическим названием конкретного региона, устоявшегося в обиходе у русинов Киевской Руси довольно очевидно. Споры вызывает лишь утверждение, что слово литва происходит от самоназвания (1) какого-то выделившегося союза балтских племен или (2) «литва» - была этнически однородным литовским племенем? Что бы понять, каким образом локализованы эти литовские племена в статье Литва (племена) - от соседних ятвягов, жемайтов и аукштайтов. я открыл статью на литовском языке Lietuviai_(rytiniai_senlietuviai), которая определяет слово «литва» как союз из части аукштайтов, но тогда тем самым отрицается значение слова «литва» как отдельного племя. И так и эдак - но существование однородного племени никак ни доказано, а если рассматривать версию, что литва - это союз разных племен, то тем самым подтверждается мой тезис, что географическое название Литва в представлениях русинов было просто лишь перенесено на жителей этой пограничной области. К сожалению, мнение самих балтов, живших в средневековой Литве, о значении слова литва - мы уже никогда не узнаем, так как письменность у них появится лишь через несколько столетий.

пеший литовский воин Смежным вопросом, вызывающим споры, является государственность у балтов в 13 веке, доказательством которой якобы считается величание вождей балтов титулом «князь» в тексте Договора от 1219 года, заключенного вождями балтов с волынскими князьями. Величания вождей балтов русским титулом «князь» в тексте Договора 1219 года никак не может быть свидетельством наличия у балтов государственности на уровне феодальных княжеств. Очевидно лишь то, что средневековый русин, составлявший текст Договора, перенес на литовских вождей тот же титул, который имели русские участники переговоров. Возможно и сами вожди балтов называли себя князьями, но все балтийские народы (даже пруссы) в начале 13 века находились еще на уровне родо-племенных отношений, не позволяющих им иметь феодальные государства. Главный критерий феодальных отношений был вопрос - кто владеет землей? - всё племя или племенной князь?

Вождей можно называть хоть римскими цезарями, хоть фараонами в публицистической статье, но некорректно в исторической статье. Средневековый составитель текста Договора не понимал разницы, но сегодня, когда уже известны атрибуты и признаки феодального государства, негоже повторять за русином 13 века его ошибки.

При этом, сам список из нескольких, равных в правах участников переговоров со стороны балтийских племен, упомянутых в текст Договора 1219 года, скорее доказывает отсутствие единого государства, так как указывает на отсутствие вертикали власти в виде главного вождя, столь характерной для феодальной системы отношений - сюзерен-вассал. Собственно, тот факт, что у балтов были ранние феодальные отношения - никто не оспаривает, но они доказываются косвенно - победами балтов, которые указывают на наличие высокой организации их войска под командованием обособившихся вождей, очевидно, уже приватизировавших свое положение за собой и своими наследниками.

Нынче сознательные литовцы не уступают украинцам в поисках древних литовцев, потому неведомо откуда взялись древние литовские князья, жившие еще до вокняжения Миндовга, очевидно, им нашептал средневековый русин. Хотя трудно поверить, что взрослые дяденьки берут на веру упоминание в древнем документе о вождях племени под титулами князей, как доказательство наличия у балтов в 13 государства в привычном нам значении.

Древний Кернов

Кроме того, отсутствие государственности подтверждается отсутствием городов, так как даже Кернов (Кернаве), как самое крупное поселение балтов - не имел структуры феодального города. Ведь феодал отличается противопоставлением себя народу, потому обязан построить укрепленное жилище-склад, вокруг которого поселяются ремесленники. Ремесленники обслуживают как феодала, так и ближайшее сельское население, товарооборот между которыми и запускает механизм феодальной экономики. Вверх

Полоцкое княжество

Всеслав Чародей в битве с Ярославичами на р. Немиге. Миниатюра из Радзивиловской летописи История Великого княжества Литовского будет неполной без упоминания Полоцкого княжества, бывшего гегемоном всего Прибалтийского региона и владевшим всей Черной Русью. Полоцкое княжество возникло на основе союза восточных славян, имевшего имя кривичи, которое было, пожалуй, самым мощным из северных племен славян. Кривичи с давних пор облагали данью многие балтские племена, равно, как и более слабые племена славян, таких как дреговичи, проникшие на земли ятвягов в Черной Руси. Значение Полоцка, участвовавшего в призвании Рюрика, как центра - еще долго сохранялось в народной памяти жителей всего Прибалтийского региона, да и на всей Руси.

Полоцкое княжество когда-то было едва ли не вторым по значимости в иерархии княжеств Киевской Руси, так что Всеславу Полоцкому даже удалось на 7 месяцев занять место великого киевского князя. Однако под давлением клана Ярославичей ему пришлось оставить киевский престол, тогда Усяслаў Чарадзей стал строить в Полоцке точную копию Софийского собора, что был в стольном граде Киеве, в знак незабытых им претензий на киевское великое княжение. Древнерусское государство в XI веке Владимир Мономах, занявший престол великого князя в Киеве, считавшийся высшим на всей Руси, так же обошел полоцкого князя Всеслава по лествице княжеского старшинства, потому имел личные причины для истребления прямой линии полоцких князей. Правда, после смерти Всеслава княжество уже было разделено между его сыновьями на 7 уделов, что вместе с походами Мономаха привело в упадок когда-то процветающее Полоцкое княжество.

Для истории Литовского княжества более важным обстоятельство станет ранее выделение в удел Городенского княжества, чему способствовали непроходимые густые леса, росшие между Черной Русью и Полоцком. Вскоре Городенское княжество так же потеряет значение центра всей Черной Руси, вероятно, по причине недостаточной защищенности деревянной крепости в Городене (Гродно). Так или иначе, но в Черной Руси выделятся еще несколько уделов, среди которых для нашей истории самый большой интерес представляет удельное Новогрудское княжество. Вероятно, именно наличием гораздо более укрепленного детинца можно объяснить причины, по которым именно Новогрудок станет местом, с которого и начнется история Литовского княжества.

Новогрудок строительство каменного замка

Толковый словарь экономических терминов

Словарь терминов

Словарь иностранных слов

Русские князья и Литва

Черниговское княжество стало вотчиной монгольских баскаков Возрождение интереса русских князей (равно как у польских князей и крестоносцев) к Черной Руси и землям балтов в конце 12 века можно объяснить тем обстоятельством, что они были последними "ничейными" в европейской части. К 13 веку завершилось объединение Галицкого с Волынским княжеством, которое непосредственно граничило с Черной Русью, а Черниговское княжество отторгло у Турово-Пинского княжества удельное Клецкое княжество, так же граничащее с Черной Русью. Именно галицко-волынские и черниговские князья на фоне упадка значения Киева стали основными соперниками на Руси в борьбе за расширение территории своих княжеств за счет соседей.

С давних пор на Руси сложилась традиция, основанная князем Олегом Вещим на крови Аскольда и Дира. Оба киевских конунга были казнены Вещим Олегом лишь за единственную провинность - отсутствие родственных связей с Рюриком. С тех пор на Руси лишь представитель одной семьи - потомков Рюрика - имел право занять место князя. Нарушение правила княжения стало возможным в Полоцком княжестве, давно выделившимся в отдельный удел, лишь с захуданием местной (династии полоцких князей. Бояре (элита) Новогрудского княжества как удельного в Полоцкой земле давно получили право выбора князей, но всегда предпочитали выбирать княжичей из рода Рюриковичей. Если же приглашали кого-то со стороны, то весь клан Рюриковичей, владевший Русью, ополчался против нарушителя традиции. Братья Рюриковичи могли сколько угодно убивать друг друга, но вот принцип княжения соблюдали свято, так как именно он обеспечивал единство Руси как собственности одной семьи. Каждый мужчина из рода Рюриковичей мог рассчитывать занять место в любом княжестве Руси в случае, если княжество станет выморочным по причине смерти местного князя. Русь и была совместным владением одной единственной семьи потомков Рюрика, где каждый князь стремился занять более высокое место в соответствии с лествичным правом. Другое дело, что выбор кандидата в князья даже в столь удаленном уделе, каким был Новогрудок, определялся компромиссом интересов как местных элит, так и влиятельных князей соседей.

гербы (тамга) князей династии Рюриковичей Потому трудно представить себе занятие литвином места князя, пусть в отдаленном, но русском княжестве без согласия, хотя бы соседних - галицкого или черниговского - князей. Все изменилось после страшного поражения русского воинства в битве на реке Калка, в которой в числе многих русских князей погибнет и черниговский князь. Ведь в битве уцелеет лишь десятая часть русского войска, так как монголы применяли не только хитрости, но и неведомые для Европы технологий войны.

В 1238-40 годах в ходе второго похода Батыя на Русь Черниговское княжество будет опустошено татарами, потому влияние черниговских князей на Черную Русь уж точно ослабло. В Галицко-Волынском княжестве будут разорены главные города, сам князь скрывался в Польше, потому на фоне ослабления внимания русских князей к Черной Руси кандидатура Миндовга как выходца из литовских племен могла устроить галицкого и князей северных княжеств (в первую очередь смоленского) как компромиссный вариант, означающий лишь отложение на будущее решения вопроса о принадлежности Новогрудского княжества и города Новогрудок, ставшего самым важным в регионе, так как есть упоминание, что Городен (Гродно), бывший ранее главным городом Черной Руси, был сожжен, предположительно крестоносцами, разрушившими деревянную крепость, что через несколько лет (1241) повторят татары, возвращавшиеся из похода через Польшу.

Миндовг

картинки Миндовг Статья Миндовг из Википедии предоставляет данные - Миндовг (родился около 1195 — умер 12 сентября 1263) — первый великий князь литовский 1248 — 1263 и король Литвы - с 29 июня 1253 года.

Очевидно, что сам Миндовг биография которого нам почти не известна, был выдающимся человеком - умным, смелым, жестоким и хитрым, каковым и обязан был быть кандидат на место князя в русском княжестве. Моя краткая характеристика Миндовга основана на статье Миндовг Википедия, дополненная некоторыми пояснениями, которые я сделал на основание контекста исторических событий, бывших фоном для периода правления Миндовга. Определенно, великий князь литовский Миндовг победил в той политической шахматной партии, возможность сыграть в которую ему дали бояре русского Новогрудского княжества, пригласив его на княжение в Новогрудок.

Первый литовский князь упоминается под несколькими именами др.-рус. Мендог, Мендольф, лат. Mindowe, нем. Myndowen, а значение имени Миндовг буквально означает много-мыслящий от литовских слов mintis (мысль) и daug (много).

Миндовг литовский князь

первый литовский князь Миндовг В русских письменных источниках Миндовг впервые упомянут четвертым среди 20-ти других племенных балтийских князей в тексте заключённого в 1219 году Литовско-Волынском мирном договоре (Ипатьевская летопись). На основании этого Договора можно сделать предположение о дате рождения Миндовга не позднее 1200 года, так как совершеннолетие по меркам тех времен наступало на 14-15 год жизни, но вряд ли в таком возрасте он мог участвовать в переговорах и числиться четвертым (вероятно, по значимости) в списке. Нет никаких данных о его родителях, о том литовском племени, в котором он был вождем, даже о младших сыновьях, кроме имени его второй жены Марты.

Уже в 16 веке начнет складываться легенда, будто отец Миндовга - это мифический князь Рингольд из династии Палемоновичей, испокон княживших в Новогрудке. Миф обрастет фантастическими деталями, вобрав в себя не только домыслы о происхождении Миндовга, но даже легенду, что древние литовцы происхождение ведут от римлян, бежавших из Рима от зверств Аттилы в солнечную Литву во главе с Палемоном, родственником императора Нерона. Мифы, придуманные для услаждения самомнения правящей династии Гедиминовичей, ныне всерьез воспринимаются литовскими националистами.

Генеалогическое древо Палемоновичей было создано для ублажения Гедиминовичей

Первый литовский князь

Миндовг Признание того факта, что Миндовг первый литовский князь исключает существование каких-либо других князей в Литве и Литовском княжестве до него, по той причине, что сам Миндовг и есть основатель Литовского княжества. Вожди литовских племен могли величаться «князьями» в быту у русов и каким-то созвучным титулом у балтов, но только Миндовг стал князем в истинном значении термина как феодального владыки. Если вождь был лишь главой племени, владевшим землей как общей собственностью, то феод у князя был его личной собственностью, на основание чего все жители обязаны были платить ему налоги.

К сожалению, мы не знаем точную дату приглашения Миндовга на княжение в русский город Новогрудок, судить о которой можно, лишь исходя из внешнеполитической обстановки. Однако с датой вокняжения Миндовга связано несколько вопросов - о времени появлении названия Великое княжество Литовское и Русское, сколь долго Миндовг числился исключительно русским новогрудским князем, пока не присоединил литовские земли, хотя бы ради права назвать свое владение Литовским княжеством.

Распространенная версия образования Литовского княжества слишком напоминает сценарий приглашения варяга Рюрика на княжение в Новгород, что бы соответствовать истинным событиям. Последующая передача русских городов Роману Даниловичу выглядит скорее как возвращение захваченного. Мирный характер приглашения Миндовга порождает слишком много вопросов для объяснения причин, поэтому, если Миндовг не захватил Новогрудок, то скорее всего, вождь агрессивных балтов Миндовг организовал «принуждение к мирному приглашению», но характер захвата власти в русском княжестве на ход дальнейших событий никак не повлиял, так как - это было первое «окно возможности» в геополитической обстановке, которое Миндовг сумел удачно реализовать.

Князь Миндовг

Собственно, отсутствие даже упоминания о договоре бояр Новогрудка с Миндовгом (а в случае с Рюриком описываются даже причины призвания), свидетельствует скорее о захвате Новогрудка, но равно, как и мирное приглашение на правление Миндовга элитой русского города Новогрудок, скорее всего, могло случиться не ранее 1223 года, когда упало влияние Черниговского княжества в Черной Руси в результате поражения русского воинства от монголов. Я уже говорил, что Википедия называет ориентировочно 1236 - как год образования Литовского княжества, т.е. с учетом событий весны 1238 года, отраженных в Ипатьевской летописи, где уже встречается упоминание о «Литве Минъдога» в значении объединенного литовско-русского княжества. (Дата - 1215 на 1219 год для Договора и 1235 на 1238 для записи о «Литве Миндовга» - были уточнены Михаилом Грушевским.)

Вероятно, для образования Литвы огромное значение имел разгром в 1236 году Ордена меченосцев в битве при Сауле язычниками балтами, которых по летописям возглавляли Викинт и Эдивид (Эрдивил), упомянутые в договоре 1219 года в качестве жемайтских князей. Мы не знаем, каким образом победа при Шауляе (Сауле) позволила Миндовгу возвыситься над остальными вождями, так как у нас нет сведений о его личном участии в битве. Можно лишь предположить, что именно тогда Литва приобрела значение, как единый общий союз племен аукщтайтов и жемайтов. Этому военному протогосударственному образованию ничего не стоило захватить русские города в Черной Руси, а уже последующие правители ВкЛ внедрили миф о мирном характере приглашения Миндовга.

Однако становление Миндовга князем в Новогрудке является свидетельством мирного характера приглашения, так как причина, очевидно, была не в высоком ранге Миндовга среди других вождей балтийских племен, так как нет никаких свидетельств о его первенстве. Скорее, достаточно много других вождей имело большее влияние, чем Миндовг, поэтому, если бы Новогрудок был захвачен балтами, то становление Миндовга там единовластным князем вообще трудно было бы объяснить.

Потому наиболее вероятной выглядит версия о принадлежности Миндовга к династии полоцких князей, безусловно бывших Рюриковичами. Точных данных нет, но предположительно его мать (или бабка) была дочерью полоцкого князя, вышедшая замуж за вождя балтов, что позволяло боярам Новогрудка выбрать конкретно именно Миндовга и мирно пригласить его на княжение как члена династии Рюриковичей, имевшего право быть князем в русском княжестве.

Думаю, сам Миндовг не придавал особо значения форме величания себя великим князем, что практически не имело значения среди остальных князей в начальный период. Титул Великий князь литовский утвердится намного позднее, когда понадобится заявить о претензиях на политическое равенство с великими русскими князьями, как независимыми полноправными главами государств, борьба с которыми станет основной деятельностью всех литовских князей.

Правление Миндовга

Годы правления Миндовга скудно отображены в летописях, но можно попытаться разделить всё правление Миндовга на определенные периоды. Для самого Миндовга, как главы государства, находящегося между двух империй, характерна частая смена курса, которая в первую очередь сопровождалась сменой вероисповедания. Очевидно, что сам князь ВкЛ Миндовг оставался язычником, но в политических целях менял вероисповедание и возвращался в язычество, если это обеспечивало ему поддержку от элит государств, приверженных какой-то религии.

Существует предположение, что в 1241 году Миндовг крестился по православном обряду вместе со всей семьей, что подтверждается тем обстоятельством, что его старший сын Войшелк станет православным подвижником. Впрочем, эту дату можно считать вершиной чисто русского периода, как нахождение его в качестве русского князя, собиравшего под себя территории соседних русских княжеств в Чёрной Руси, так как крещение Миндовга по православному обряду обеспечивал ему поддержку со стороны русской партии в элите княжества, да и признание от подданных православных русинов как своего князя одной с ними веры.

Деятельность Миндовга по распространению своего влияния в соседние русские княжества подтверждается появлением в летописях упоминания о Товтивиле - племяннике Миндовга в качестве князя в русском Полоцке. Если считать Полоцк - бывшим центром региона, то с большой вероятностью можно предположить, что к 1248 году все места князей в русских удельных княжествам как в Черной Руси, так и в Полоцком княжестве, заняли ставленники Миндовга. Собственно, захват княжеский мест - это единственный признак, по которому можно очертить границы Литовского княжества.

Территория ВкЛ до 1248 года

Если посмотреть на иллюстрацию роста территории Литовского княжества, то следующий период деятельности Миндовга можно назвать - чисто литовским, так как он связан с укреплением власти среди балтийских племен и присоединением теперь уже литовских земель к своему государству, что в основном завершится в 60-х годах 12-ого столетия, когда Миндовг вернется в язычество и посвятит остаток жизни открытой борьбе с Тевтонским орденом.

Миндовг литовский князь

Следующий этап строительства литовско-русского государства начинается в 1248 году, кульминацией которого станет изгнанием литовских вождей в 1249 году из их племен. Для этого переворота Миндовг заставляет литовских вождей, среди которых числятся его родственники - Товтивил, его брат Едивид и их дядя - жемайтский князь Викинт, пойти походом на Смоленск. Когда же в 1249 году поход провалился, то Миндовг тут же обвиняет в неудаче самих вождей и захватывает их земли. С этого момента племена теряют былую самостоятельность, а их земли становятся феодами в вассальной зависимости от великого литовского князя.

Вожди племен, среди которых много родственников самого Миндовга, были вынуждены бежать к галицко-волынскому князю Даниилу Галицкому, который как раз женился на сестре Товтивила (по всему, не позднее 1248 года).

Причем, сама женитьба такой значимой фигуры как великий князь Даниил Галицкий на сестре незначительного Товтивила, бывшего главным внутриполитическим соперником Миндовга, подтверждает рост значения Литовского княжества. Родственные узы Даниила с Товтивилом могут свидетельствовать, что великий галицкий князь сделал ставку на Товтивила, как на самого перспективного кандидата на место главы ВкЛ, так как по мнению Даниила - место князя в Полоцке, бывшим историческим центром всего прибалтийского региона, давало больше возможностей, чем место князя в удельном Новогрудке.

Кроме Галицко-волынского княжества желание выступить против Миндовга проявляют - Ливонский орден и вольнолюбивые племена жемайтов (недовольные не только изгнанием вождей, но "дарением" Жемайтии Ливонскому ордену), которые все вместе образуют сильную коалицию, грозящую со всех сторон обрушится на Литовское княжество.

Герцог Руси Литвинской

Фридрих II Гогенштауфен император Священной Римской империи Последующие события показали, насколько удачно может сложиться геополитическая ситуация для такого маленького государства, которым, несомненно, в начале 13 века являлось Литовское княжество, если при наличии дипломатического дара использовать противоречия между сильными противниками. Особенности Литовского княжества состояли в том, что оно попало в зону конфликта между европейской империей (где при наличии номинального императора роль монарха исполняла все же католическая церковь) и Русью, представлявшей собой территориальную империю восточных славян.

Дело в том, что для русских князей, уже давно имевших возможности захватить прибалтийские земли, лишняя территория особо не была нужна, так как в самих русских княжествах население жило слишком рассредоточено. А в Западной Европе уже в 13 веке, в основном - германских странах, ощущалось перенаселение, так как имеющиеся земли, пригодные для сельскохозяйственного использования, при существовавших технологиях землепользования не давали требуемого объема продовольствия. Крестовые походы против язычников балтов, объявленные католической церковью и проводимые германскими рыцарями из безземельных баронов, были военным прикрытием для переселения избыточного населения на земли Иннокентий IV балтийских народов, которые в Европе стали единственными ничейными (в смысле безгосударственными) территориями, которые можно было колонизировать без особых проблем.

Другим фактором огромной заинтересованности, проявленной римским папой к Миндовгу был поиск союзников для обороны от монголо-татар, которые уже подходили до стен Вены и вторгались на земли Германского королевства. Вероятно, римский папа Иннокентий IV усмотрел в молодом Литовском княжестве союзника, которого следовало переманить на сторону Священной Римской империи, поэтому римский папа пошел даже против интересов Тевтонского ордена, рассчитывая на объединение сил Ордена, Польши и Литвы против нового грозного врага с Востока.

крещение Миндовга Когда Миндовг через ливонских епископов обратился к римскому папе с просьбой о крещении по католическому обряду, то папа Иннокентия IV решил что это крещение решит сразу обе эти проблемы. А как знак перехода Литовского княжества в европейскую империю Миндовгу была предложена корона католического монарха.

К сожалению, ни сами литовские князья, а следом за ними и русские летописцы, не придавали особого значения правильному написанию названия Великого княжества Литовского, да и величать себя ВЕЛИКИМИ литовские князья начнут устойчиво лишь с князя Ольгерда, но в переписке на латинском языке с католическими епископами появится название Magnus Ducatus Ruthenia Lituaniae, анализ которого показывает нам понимание сущности литовского княжества на тот момент со стороны Европы. В переводе на русский язык мы получаем - Великое герцогство Русь Литовская, ведь Ruthenia это Русь, а Lituaniae - прилагательное определённо Литвинская, а не Литовская. Европа воспринимала всю территорию на восток от Польши и Венгрии лишь как ОДНО ГОСУДАРСТВО - Русь, признавая даже за ее северо-западной частью полноправное наименование Русь, пусть и с прилагательным - литвинская. Прилагательное литовская входило лишь в русское наименование ВкЛ, а Европа считала государство Миндовга не иначе как Русь Литвинская, а его самого герцогом литвинов (герцог duc равнозначен титулу князя). Получается, что Европа искренне считала Литовское княжество - куском Руси, захваченным литвинами.

Обещание крестится и последующее крещение Миндовга в 1251 году по латинскому (римскому) обряду обезоружило крестоносцев, лишив их основной причины для нападения, так как литовский князь из язычников становился католиком, т.е. человеком той же веры, что и немецкие рыцари. После того, как Миндовг "подарил" ордену Жемайтию, папа признал Литву католическим государством и через епископов Ливонии начались переговоры о коронации.

А русская коалиция распалась в связи участием Даниил Галицкого в 1248 году в борьбе против чешского короля из-за австрийского наследства на стороне венгерского короля, чья дочь в 1247 году вышла замуж за Льва Даниловича - сына Даниила.

Литовский король

коронация Миндовга Иногда эпопею крещения и коронации Миндовга называют запланированной хитростью, но скорее, это был лишь удачный политический ход для расстройства коалиции противников, которого последующие события превратили во временный. Ливонский орден, желая заполучить Миндовга в свои союзники, содействовал коронации, ритуал которой ливонский епископ по поручению папы совершил в 1251 году, скорее всего в Новогрудке. Коронация Мнндовга (и его жены) была не ради права величаться титулом Rex Lettowie, а политическим переходом в состав католической европейской империи, на тот момент крайне выгодной для самого Миндовга.

печать Миндовга с титулом REXпечать Миндовга на грамоте, в которой он величает себя Rex Lettowie Титул король Литвы отражал отношение Миндовга и первых литовских князей к своему государству, как к завоеванию русских земель, при котором этнические родные земли считались самыми главным центром, так как оттуда происходила сила самих князей в виде постоянной вербовки представителей племен в княжеское войско, очевидно, полностью формируемое из балтов. Другое дело, что верхушка войска быстро становилась часть управленческого аппарата, который состоял большей частью из русских бояр. Однако уже вскоре раздел на партии власти происходил явно не по этническому признаку, что проявится уже при Войшелке (старшем сыне Миндовга), возглавившим прорусскую православную партию в элите княжества. При этом, в контексте внутриэлитных разборок, вряд ли стоит учитывать версию о том, что Войшелка по бабке был внуков русского полоцкого князя.

хан Батый С одной стороны, разгром войском хана Батыя независимых от империи - Венгерского королевства и Австрийского герцогства, был на руку римскому папе, но в планируемый крестовый поход против Орды приглашалось даже православное Галицко-волынское княжество. Как мы знаем, следом за Миндовгом титул короля (1254) получит и Даниил Галицкий, причем, являясь данником Золотой Орды. Впрочем, коалицию государств для крестового похода папе Иннокентия IV создать не удалось, а следующий папа Александр IV разрешил Миндовгу воевать Русскую землю, так что у галицких князей появился повод для походов в Литву и Польшу, которые они совершали чаще совместно с ордынцами.

Однако, католической крещение и коронация Миндовга как способ разрешения внешней угрозы привели к противостоянию с православными боярами, недовольство которых выражал старший сын Войшелк, которого выбрали (или ранее от отца был номинально назначен) князем в Новогрудке. Это несогласие Войшелка могло обостриться с передачей Миндовгом столичного города Новогрудка в 1254 году в кормление сыну Даниила Галицкого - Роману Даниловичу, но Войшелк для проведения собственной независимой политики мог опереться опять же лишь на православных князей Галицко-волынским княжеством, для чего он в 1255 году выдает замуж свою сестру Рамуне за Шварна Даниловича - еще одного сына Даниила Галицкого.

князь Войшелк Ситуация в Литовском княжестве после коронации Миндовга не особо понятна, так как Миндовг перемещается по литовским землям, а столица Новогрудок, как бы в признание прав Рюриковичей, передается Роману. Судя по проявленной впоследствии неприязни Войшелка к Роману, данное решение было волей Миндовга, так как последовавший уход Войшелка в паломничество по святым местам, логичнее объясняется обидой на вмешательство отца, который отнял у него Новоргрудок, который передал Роману Даниловичу уже в знак стратегического союза с Галицко-волынским княжеством.

Для существования некоего личного союза между Миндовгом и Даниилом имеются косвенные основания, так как галицкое воинство еще будет ходить на Литву по принуждению татарских ханов, но Даниил уже никогда лично в походах не участвует.

Собственно, признание Миндовгом (уже получившим титул король Литвы) себя вассалом галицкого князя, ставшего к тому времени королем Руси, устраивало всех, кроме ханов Золотой Орды. В 1258 году татарские войска во главе с Бурундаем вторглись в Гилицко-волынское княжество и принудили галицкого князя дать войско для совместного похода против Литвы, как бы в отместку за своевольную коронацию Миндовга.

К тому времени политические успехи своего родственника подвигнет и самого Даниила Галицкого принять в 1254 году от папы титул - король Руси - в обмен на обещание унии православной епархии Галицкой Руси с католической церковью. Всё это происходило в русле поиска галицким князем союзников среди западных стран, так как ханы Золотой Орды лишали Даниила всех его достижений. Тактика монгольских ханов состояла не только в ограблении русских земель за счет дани, так еще ханы просто присылали войска и под их принуждением Даниил обязан был выступать против своих союзников. Таким способом Орда расстроила союз галицкого князя не только с Литовским княжеством.

Литовский князь король литовский

Так или иначе, но в период королевства Миндовга имелся некий договор Литвы с Галицией, чему свидетельствовала передача Новогрудка Роману как признание вхождение королевства Литвы в королевство Русь. Известно, что шла подготовка совместного поход на Киев, но Даниил Галицкий, не известив литвинов, сам совершил поход, за что литвины в 1255 году атаковали крепость Луцк, вызвав ответный удар от Василько Романовича.

Это конфликт стал поводом для Миндовга испросить у папы разрешения на захват русских земель, в ответ на что Даниил прекратил отношения с папой, сохранив за собой королевский титул.

Однако стратегический союз остался, поэтому так странно выглядел поход (1258—1259) ордынцев и галичан против Литвы, от участия в котором Даниил Галицкий лично уклонился, послав вместо себя брата Василько Романовича. Весть о походе, возглавляемом Василько позволила вернувшемуся из монастыря Войшелку и полоцкому князю Товтивилу обвинить Романа в измене. Однако, даже убийство старшего сына Романа не подвинуло Даниила Галицкого лично против Литвы, да и обратный поход Литвы на Волынское княжество, судя по всему, готовился без участия Миндовга, а может, даже и Войшелка.

коронация Миндовга

После коронования деятельность Миндовга происходила большей частью на литовских землях, потому данные о нем в это период - на уровне слухов. Известно, что у Миндовга возобновляются трения с немецкими рыцарями, которые обвиняют его в ложном крещении, как обмане, который стал для них препятствием для захвата земли жемайтов и пруссов. Поначалу римский папа не мог однозначно встать на сторону крестоносцев, так как Миндовг еще до коронации в благодарность за поддержку эту самую языческую (Жемайтию (Жмудь, Жамойць) Миндовг «подарил» Ливонскому ордену. Однако, вскоре папа принял-таки сторону крестоносцев, так как Миндовгу было трудно скрывать поддержку восстания, которое распространилось от пруссов в Жемайтию.

Жмудь

Вероятно, по причине упорной приверженности своим исконным языческим верованиям и обостренного чувства независимость - следующие литовские князья своевольную Жемайтию еще несколько раз будут «дарить» орденским государствам. Собственно, сама Жмудь в те времена даже не считала себя ни только частью Литвы, но даже еще одним литовским племенем, что сегодня стало камнем преткновения для литовских националистов. Та легкость, с которой литовские князья отдавали Жмудь немецким рыцарям - не позволяет создать какую-либо националистическую историю. Если посмотреть на статьи, размещенные в Википедии, в которых сознательные литовцы стараются избежать упоминания о Руси, то нынешняя Литва остаются вообще без какой-либо достоверной истории. Националистические литовские историки превращают современную Литву в государство без истории (в одном ряду с современной Украиной).

По всему, жмудины имели несколько иную организацию своих племен, в которых была очень сильна роль жрецов, заинтересованных в сохранение стародавних порядков. Такая косность общества позволила жемайтам еще долго сохранять языческие верования и стойко отставать свою независимость даже от вождей-князей соседних литовских племен. Поэтому убеждение о том, что жмудины - не родственны литвинам, не говоря уж о литовцах, сохранилось у них до настоящего времени.

Освобождение Жемайтии произойдет в результате народного восстания через 11 лет от момента передачи её Миндовгом в управление крестоносцам. Однако вряд ли имело место присоединение Жмуди к Литовскому княжеству, скорее, формально Жмудь лишь считалась частью владений Миндовга, оставаясь независимой, лишь жмудские вожди признавали главенство литовского князя над собой во время военных походов. Вверх

Пруссы

Еще одним ударом по национализму литовцев являет собой история пруссов - самого многочисленного племени балтов, ассимилированного германскими переселенцами в процессе колонизации прибалтийских земель, захваченных Тевтонским орденом. Собственно, земли пруссов издавна граничили с землями западных полян, которые организовались в Польское королевство. Судя по всему, пруссы так допекали полякам, что те пригласили католических крестоносцев на побережье Балтийского моря, для усмирения пруссов под предлогом их обращения в христианство. Конечно, сегодня уже трудно судить, что для поляков оказалось хуже, так как сама Польша потеряла собственные западные земли, откуда их вытеснили германцы, но вот от пруссов уж точно - ничего не осталось.

Переселение народов в древности сопровождалось, как правило, уничтожением коренного населения, так как пришлым племенам был нужен лишь природный комплекс без людей, поэтому коренное население в случае невозможности сопротивляться обычно убегало на новые земли. Колонизация немецкоговорящими переселенцами земель пруссов не была столь кровавой, но по причине особой политики германизации пруссы потеряли свой язык и собственную культуру, исчезнув как народность. Еще ранее подобные процессы ассимиляции, но в мягкой форме происходили со многими коренными народностями, на земли которых пришли восточные славяне. Хотя, славяне были многочисленным народом, но само проникновение переселенцев славян происходило отдельными родами, поселяющимися между коренными балтами, так как имелись свободные земли по причине малочисленности и рассредоточенного расселения самих балтийских народов.

Именно малочисленность самих славянских переселенцев позволила сохраниться балтийским народностям рядом с русскими, тогда как другие балты, равно с некоторыми племенами славян, живших западнее поляков, были полностью ассимилированы немецкими колонистами, массами переселявшимися на земли балтийских народов.

Тевтонский орден, захвативший и колонизировавший язычников пруссов, так же балтов, родственных литвинам, представлял для литовско-русского государства как бы второй фронт наступления крестоносцев на Литву с запада, тогда как Ливонский орден, обосновавшийся на землях современной Эстонии и Латвии, был первым фронтом наступления крестоносцев с востока. Балты массами бежали от крестоносцев на территорию литовских племен, пополняя литовское войско, что не позволяло литовским князьям отстраняться от участи жемайтских племен.

Правление Миндовга

карта Литовского княжества Дальнейшее правление Миндовга до самой смерти освещено плохо, скорее, по причине нахождения самого Миндовга на землях балтов, тогда как в русских землях после смещенного Войшелка начинает княжить Роман Данилович. Дальнейшую деятельность Миндовга можно разделить на два периода - первый из которых представлял почти незадокументированную деятельность на территории, вероятно, не только литовских племен, тогда как следующий период до самой смерти был открытой войной с Тевтонским орденом.

Впрочем, и в первый период Миндовг лишь притворялся лояльным к орденским государствам, так как зафиксировано довольно много столкновений с крестоносцами, которыми руководят какие-то вожди балтов, но создается впечатление, что сам Миндовг никак в стычках с тевтонцами не участвует. Опираясь на язычников, составлявших основу его войска Минедовг при всем желании не мог сотрудничать с папской курией, потому католические миссионеры повсеместно изгоняются из Литвы. А после того, как в 1255 году Миндовг разграбил польский город Люблин, не выдержал сам папа римский Александр IV, объявив в Польше, Чехии и Австрии крестовый поход против Литвы.

Судя по всему, ни сам Миндовг, ни германские рыцари никогда и не собирались мириться, поэтому в летописях отказ Миндога от христианства оправдывается появлением язычника (Треняты (Тройната) - еще одного племянника Миндовга, который якобы уговорил Миндовга вернуться в язычество, тем более, что тут же и повод представился в виде восстания пруссов против Тевтонского ордена.

Последний период жизни Мидовга действительно совпал с восстанием пруссов, которые сами однако могли выступать против германских рыцарей лишь методами партизанской войны, что было совершенно неэффективно при наличии у орденских государств неприступных крепостей. Ведь технология освоения прусских земель Тевтонским орденом состояла в возведении неприступных замков, для разрушения которых требовалась настоящая организованная армия.

Для открытого выступления против Тевтонского ордена, уже как командира войск самого Литовского княжества, Миндовг находит союзника в лице Дмитрия Александровича (сына Александра Невского), который был князем Великого Новгорода. Поэтому отказ Миндовга от христианства надо рассматривать как политический шаг - акт единения Миндовга с соплеменниками язычниками - пруссами и жемайтами, составлявшими костяк его войска против крестоносцев.

Когда сегодня спрашивают - какова же была политика литовских князей? - то правильным ответом будет - та, что отвечала их личным интересам. Политика князей литовского княжества, начиная с Мидовга, отвечала задачам самосохранения лично самого князя, увеличения размера его владения и сохранения за его наследниками.

Определенно, переселение немецкоговорящих колонистов несло с собой экономическое чудо в Прибалтику, так как замки рыцарей в Пруссии и Ливонии быстро превращались в богатые торговые города, потому для сегодняшних национальных литовцев так дико выглядит борьба их предков за свою национальную независимость. Видно, они на деньги пересчитали, что отказ от национальных признаков - гораздо выгоднее. Да, крупно подвели их предки - ведь счастье в виде денег могло прийти еще в 13 веке.

Вероятно, достигнув примирения с русскими князьями, Миндовг уже не мог удовлетворяться ролью тайного организатора походов против рыцарей, которые в боях возглавляли другие племенные вожди. К тому же победы приводили к слишком большому возвышению других вождей, что привело к заговору против самого Миндовга, когда он вместе с младшими сыновьями переезжал от одного вождя к другому. Убийство произошло в приватном месте, потому детали убийства Миндовга и его сыновей 12 сентября 1263 года нам не известны. Разные источники указывают на трех основных участников заговора - его племянников Товтивила и Довмонта и, вероятно, Тройната, который уже после убийства Миндовга устранил Товтивила из кандидатов на место великого князя. Вероятно, и Довмонта ожидала та же участь, так что он убежал в Псков, где его выберут князем.

Каким был в быту Миндовг интересные факты сообщает Ипатьевская летопись, которая содержит сюжет о том, что после смерти Марты - жены Миндовга, он взял в жены её родную сестру, уже являющуюся супругой племянника Довмонта. Жена Миндовга, умирая выразила желание, чтобы ее детей воспитывала ее сестра. При этом никто не спросил Довмонта, потому летопись считает, что личная обида Довмонта якобы и стала причиной заговора племянников Миндовга.

Тройнат

князь Тройнат Тренята (или Тройнат) - великий князь литовский в 1263—1264 годы, известный тем, что был племянником Миндовга - сыном сестры, вышедшей замуж за племенного жемайтского князя и ближайшим сподвижником в борьбе с крестоносцами. Впервые Тройнат упоминается в «Старшей ливонской рифмованной хронике» в связи с событиями 1260—1261 годов, когда под его командованием жемайтийские войска вступили в войну с тевтонскими рыцарями и разбили их в сражении при озере Дурбе. Судя по отсутствию упоминания самого Миндовга, жемайсткие владыки обладали большой самостоятельностью. Скорее всего, правление Тройната свидетельство об усилении сепаратизма литовские владык, решивших отпасть от Литовского княжества, когда вернулся Войшелк.

Литовско-русское государства в последующий период сохранилось благодаря внешним причинам, когда Тевтонский орден восстанавливал силы после поражения от русских князей, а на самой Руси почти одновременно в ее двух частях произошла смена главных действующих лиц. Смерть Александра Невского и Даниила Галицкого привела к очередному разделу их владений на удельные княжества между сыновьями, что привело к междоусобицам между наследниками, так что для них Литва уже была не первоочередной целью.

Войшелк

Войшелк Князь Войшелк, наверняка, имел самую необычную биографию, так как был православным подвижником и добровольно отказался от княжения, уйдя в монастырь. Старший сын Миндовга - Войшелк был рожден в 1223 году, по предположениям был крещен вместе с матерью и самим отцом еще в 1241 (1245?) году в православие, а после вокняжения Миндовга стал его наместником в столичном Новогородке. Судя по всему, Войшелк возглавил русскую и православную партию в элите литовского княжества, потому католическое крещение Миндовга и коронацию - он принял крайне отрицательно.

Вероятно, реакцией Войшелка стало обращение к галицко-волынским князьям, так как в 1254 году Новогрудок был передан Роману Даниловичу, но есть и версия, что сместил Войшелка с месте новогрудского князя сам Миндовг, и именно обида на отца стала поводом для ухода Войшелка в Полонинский монастырь на Волыни, где он принял постриг под именем Лавриш, перед этим посодействовав замужеству сестры Рукель за Шварном Даниловичем - другим сыном Даниила Галицкого. Потом Войшелк совершил паломничество на гору Афон, и желал остаться в монастыре в Молдавии, но война в Болгарии заставила его вернуться в Литву, где он основал на Немане монастырь, который позже будет называться по его имени Лавришевским. Эта версия имеет некое подтверждение в виде неприязни Войшелка к Роману, которая приведет к смерти последнего.

Дело в том, что Даниил обманул литовских князей, когда обещал, но не пригласил их в поход на Киев. Последовали вооруженные стычки, а следом весть о готовящемся нападении на Литву хана Бурундая вместе с галицко-волынскими князьями в 1258 году усугубила враждебные настроения литвинов к галичанам. Войшелк, вернувшийся из странствий, но находившийся еще в оппозиции к своему отцу, ушел в Полоцк к своему двоюродному брату Товтивилу, с которым они и захватили Романа Даниловича, а потом и убили его, когда поход подтвердился. Мы не знаем, одобрил ли действия сына сам Миндовг, но Войшелк вернулся на место Новогрудского князя. Не ясно - участвовал ли Войшелк в отражении самого похода ордынцев и галичан, как нет сведений об участи его в обратном походе литвинов на Волынь.

Так же нет никаких сведений об участии его в 1263 году в заговоре Товтивила и Довмонта (а возможно и Тройната) против отца. Существует версия, что Тройнат, ставший новым великим князем после убийства Миндога, был вскоре сам убит якобы по приказу Войшелка слугами оставшимися верными Миндовгу , так как после смерти Тройната сам Войшелк стал великим князем литовским.

Смерти Тройната не привела к покорности вождей племен балтов сыну Миндовга, поэтому для восстановления целостности княжества Войшелку пришлось заново отвоевывать литовские земли у племенных князей. Войско для усмирения язычников предоставил князь волынский Василько Романович, который после смерти Даниила возглавил Галицко-волынское княжество. В походе против непокорных вождей участвовал Шварн Данилович - сын Данила Галицкого, женатый на сестре Войшелка. Естественным образом Войшелк признает Галицкое княжество синьором Литовского княжества, что по русской традиции выражается величанием Василько Романовича словами «отец и господин».

Судя по летописям, далее Войшелк совершит странные для того времени поступки - лично выберет (1267) себе преемника - Шварна Даниловича, за которого когда-то выдал свою сестру, а сам удалится в монастырь, отказавшись даже от совместного правления, которое ему якобы предлагал Шварн, ставший следующим великим князем литовским.

Вот таким был Войшелк основные события княжения которого сопровождались незначительными расширением территории княжества, как и сюжетом убийства его в монастыре Львом Даниловичем - другим сыном Даниила Галицкого, обиженного выбором не его, а Шварна - великим князем литовским. Лев Данилович приехал ночью в монастырь и затеял пирушку, во время которой и зарезал монаха, отрекшегося от княжения.

Впрочем, существует версия о том, что Лавришевский монастырь мог служить Войшелку резиденцией как верховного правителя Литвы, наподобие Александровской слободы для Ивана Грозного во время опричнины. Конечно, убийство монаха, отошедшего от дел, в пьяной ссоре могло иметь место, но убийство не просто монаха, а еще и верховного правителя Литвы, объясняет поступок Льва Даниловича политической целесообразностью, так как смерть Войшелка делала его брата Шварна единоличным правителем Литовского княжества.

Шварн Данилович

После убийства Войшелка в 1267 году, да еще родным братом, положение Шварна Даниловича (рожд. около 1230, великий литовский князь с 1267 по 1269) среди литовских князей стало особенно шатким. Ситуация была спокойной, пока был жив покровитель Шварна - его дядя Василько Романович, но после смерти Василько в 1269 году в том же году умирает и великий князь литовский Шварн, да так, что мы даже не знаем, своей смертью или его убили.

Тройден

Тройден После Шварна Даниловича к власти в начале 1270-х годов пришел еще одни племянник Миндовга - Тройден (Трайден), деятельность которого была направлена на расширение границ русско-литовского государства за счет земель, которые он отвоевывал у Тевтонского ордена. После смерти Шварна по неясным для нас причинам отношения с Галицко-волынским княжеством так же испортились, так что галицкий князь Лев Данилович не раз организовывал совместные с татарами компании против Литвы, даже Новогрудок брал штурмом в 1275 году. Потому Трайден заключил союз с Мазовецким князем, так что Болеслав II женился на Гезиминде - дочери Тройдена, что было выгодно обеим князьям в борьбе как против Тевтонского ордена, так и против Польши. Считается что в 1280 году Трайден официально присоединил Аукшайтию, которая станет очагом формирования литовской нации.

Как предполагается, князь Тройден был убит в 1282 году наемниками Тевтонского ордена, отомстивших ему за череду поражений, кроме версии о заговоре его брата Довмонта, решившего захватить престол литовского князя.

Довмонт

При всей неясности происхождения следующего великого князя литовского, то ли брата, то ли сына Тройдена, не следует его считать тем самым Довмонтом Псковским, участвовавшим в заговоре против Миндовга и ставшим русским национальным героем. Так или иначе, но какой-то князь с именем Довмонт правил в 1282—1285 годах, пока не был убит, предположительно в ходе заговора коалиции бояр во главе с сыном Тройдена, который и убил его (1285?) в стычке.

Бутигейд

Предполагается, что стол литовских князей в период между 1282 и 1291 годами занял Будикид (Бутигейд), скорее всего, имевший родственные связи с Миндовгом, но который считается основателем новой династии великих князей ВкЛ. Предполагается, что Будикид был влиятельным жмудским вождем (из владетельных князей Эйрагол), что свидетельствует о победе жмудской партии в междоусобице между разными владыками в элите Литовского княжества. Русские летописи по причине разрыва связей Руси с русскими землями в Литве не сохранили каких-либо сведений о происхождении череды новых князей и деталей их деятельности.

Пукувер Будивид

На уровне домыслов разной степени вероятности считается, что Бутигейда сменил его брат Пукувер Будивид, сыновья которого имели имена - Витень и Гедимин.

Витень

Витень Предположительно в 1295 году Будивида сменил его сын Витень князь литовский с 1295 по 1316 год. Витень князь ВкЛ не оставил о себе следов в русских летописях, а из других источников мы узнаем, что правление Витеня отмечено учреждением православной Литовской митрополия с центром в Новогрудке, включавшей епископства Полоцка и Турова. Большим успехом после удачного похода против Ливонского Ордена стал союз с вольным городом Рига, пригласивших литвинское войско для охраны, тем более, что Витень обещал крестить свое языческое воинство. По всему, основная деятельность Витеня проходила в борьбе с немецкими рыцарями, в которой ему союзником стало Польское королевство, так как Тевтонский орден захватил Померанию.

После смерти Витеня его сменил другой сын Будивида — Гедимин, который правил с 1316 по 1341 год.

Литовские князья

Конечно, преемственность князей важна для данной статьи о литовских князьях, поэтому я считаю, что череда новых князей безусловно была из ближайших родственников Миндовга, так как его род по аналогии с кланом Рюриковичей на Руси костьми бы лег, но не позволил бы кому-то со стороны занять место князя. Другое дело, что мы можем лишь гадать - приходился ли один князь братом предшественника, тогда как равно мог быть и сыном.

Гедимин

Гедимин на памятнике 1000-летия государственности Росиии

Правление Гедимина (1316 — 1341) стало периодом консолидации внутри элиты Литовского княжества, что привело к появлению более подробных сведений о событиях, связанных с Литвой.

Как я уже говорил, в этот период на Руси происходил очередной цикл междоусобиц, вызванный разделом владений Александра Невского между сыновьями, что означало отсутствие серьезных угроз Литве со стороны Северо-Восточной Руси, к тому же находящейся под татарским игом.

В Северо-Восточной Руси (официально называлась Великое Владимирское княжество), благодаря дипломатическому дару Даниила (младшего сына Александра Невского) его захудалый удел с центром в Москве, начал все больше приобретать значение политического центра Руси, что позволило уже его сыну Юрию Даниловичу претендовать на звание великого князя владимирского, что давало право собирать дань татарам со всех русских княжеств. Фактически Даниил Александрович и Юрий Данилович продолжили стратегическую линию Александра Невского на тесный союз с Золотой Ордой, а Иван I Калита (второй сын Даниила) уже закрепит безусловное превосходство Московского княжества во всем Владимирском великом княжестве, получив звание великого князя владимирского почти как наследуемый титул династии московских князей.

Почти в самом начале правления Гедимина в Галицкой Руси начинается династический кризис, так как в 1323 году одновременно погибают оба галицких князя - Андрей Юрьевич и Лев Юрьевич - (короли Руси как сыновья Юрия Львовича и внуки Льва Даниловича, убившего Войшелка), после которых пару лет княжил (известный лишь по польским хроникам) Владимир Львович. Пресекновение правящей династии по мужской линии в те времена означало кризис государства, что собственно и случилось в королевстве Русь после смерти бездетного Владимира Львовича. Боярам Галицкого княжества не оставалось ничего другого, как пригласить на княжение племянника галицких королей - Юрия II Болеслава - сына Марии Юрьевны (сестры Андрея и Льва Юрьевичей) от Тройдена I Пяста - удельного мазовецкого князя в королевстве Польском.

князь Гедимин Кстати, союз ВкЛ с Польшей начнется с перехода Гедимина от поддержки удельного мазовецкого князя на сторону Владислава I Локотка, добившегося титула короля всей Польши. Так как Польша вступила в войну с крестоносцами, которых предыдущий польский князь пригласил для усмирения пруссов, то Литовское княжество стало естественным союзником Польского королевства против отделений Тевтонского ордена, ставших германскими рыцарскими государствами. Союз был скреплен браком дочери Гедимин с сыном польского короля и будущим королем Казимиром III. При этом Польша еще не была единым государством, чтобы представлять опасность для деятельности Гедимина по увеличению территории ВкЛ за счет русских земель. Считается, что при Гедимине были присоединены (мирным путем) - Полоцк (1307), Гродно и Берестье (1315), Витебск (1320), Минск (1326), Туров и Пинск (1336) и другие западные русские земли, что скорее, было лишь констатацией их вхождения при предшествующих литовских князьях, как и усиление влияния Гедимина в автономной Жемайтии.

Гедимин удачно использовал благоприятную внешнеполитическую ситуацию для расширения своего княжества за счет западных княжеств пограничных с Северо-Восточной Русью. Предполагается, что Гедимин совершил даже поход в Киев, где посадил своего ставленника - некоего Федора, по некоторым данным - то ли своего малоизвестного брата, то ли из местных князей. Сын Гедимина - Любарт Гедиминович после женитьбы на единственной дочери галицкого короля Андрея Юрьевича вначале получил надел на Волыни в Галицко-волынском княжестве, а после смерти Владимира Львовича в 1340 году полностью занял Волынское княжество, объявив себя Галицко-волынским князем, хотя Галичина управлялась боярами во главе с воеводой Дмитрием Детька.

Так как для российской истории основной интерес представляет процесс собирания Московским княжеством земель Киевской Руси, то надо отметить начавшуюся в конце правления Гедимина войну с Польшей за галицко-волынское наследство, которая привела к исчезновению Галицко-волынского княжества в результате раздела между ВкЛ и королевством Польским, захватившим юго-западные земли Галицкого княжества вместе со столичным Львовом.

Вильна

замковая гора Вильнюс Правление Гедимина отмечено переносом столицы Литовского княжества из Новогрудка в Вильну (Вильнюс), о чем сам князь Гедимин сообщает в письмах, датированных 1323-м годом. Потом уже придумают множество легенд о причинах закладки города Вильна, однако, вероятно, единственной причиной было наличие высокого крутого холма (гора Гедиминаса), который не часто встречается на равнинной местности. Очевидно, что какая-то крепость как жилище князя имелась на высоком холме при впадении Вильни в Вилию (Нерис) намного ранее 1323 года. Сегодня замок Гедимина является главной достопримечательностью современного Вильнюса, представляющей собой развалины, из которых лучше всех сохранилась так называемая башня Гедимина. Башня уцелела по той причине, что была выстроена из камня, тогда как остальные укрепления, замка скорей, всего были деревянным. Кстати в письмах, в которых упомянута Вильна, князь Гедимин использовал титул Миндовга, величая себя «королём литовцев и русских», хотя уже не имел на него никаких прав.

Письма Гедимина к европейским монархам следует считать началом той рекламной компании по очернению Руси, которую впоследствии продолжит Речь Посполитая. Находясь между двумя территориальными империями - европейской католической и русской (под властью татар, но опасной для ВкЛ), князья Великого княжества Литовского прибегли к политике выставления себя борцами за европейские ценности против татарской Руси, которую Европа и сама считала извечным соперником, что позволяло получать не только моральную поддержку от европейской империи и римского папы. У князей литовского княжество было куда перебегать - от сближения с Русью или татарами к унии с католической империей. Дезинформация с целью очернения Руси и рекламный пиар себя в Европе - стал основными чертами внешней политики Литовского княжества, перенятыми Польшей и используемыми даже в настоящее время.

Наличие двойных стандартов можно найти уже в объяснении императору причин захвата Жемайтии князем Витовтом на основании лингвистических значений слов "жемайтия" и "аукштайтия". Собственно, желание усидеть на двух стульях - это некие особенности литовского государства (и Польши), проявившиеся еще в двойственной политике Миндовга, что свойственно всем пограничным государствам меж двух больших империй.

Гедимин картинки Союз Гедиминга с польским королем остановил натиск крестоносцев, что позволило Литве закрепить за собой западнорусские и начать экспансию южнорусских земель. Южное направление экспансии было единственно возможным, так как Северо-Восточная Русь была частью монгольской империи, да и русские князья, не взирая на свои междоусобицы, безусловно, тут же бы объединились для обороны. Расширение Литовского княжества на Юг состоялось благодаря династическому кризису в Галицко-волынском княжестве, где череда смертей среди князей династии галицких Рюриковичей выдвинула сына Гедимина - Любарта как мужа единственной дочери Андрея Юрьевича Галицкого на роль главного претендента на стол Галицко-волынского князя.

Война за галицко-волынское наследство

Переход власти к наследникам всегда представлял опасность для целостности феодальных государств, в чем Русь не была исключением. Причина была в традиции, происходящей от натуральной экономики, не имеющей развитого денежного обращения, по которой каждый сын должен был получить отдельную территорию "для кормления" - удел (феод).

Огромное Галицко-волынское княжество Даниила Галицкого представлялось единым государством благодаря его хорошим отношениям с родным братом Василько Романовичем, что обеспечивалось передачей последнему огромной Волыни. Потомки Даниила получат власть над всей территорией, когда сын Василько - Владимир Василькович за неимением наследника, вернет удел сыновьям Даниила. Захудание династии привело к единению земель Галицко-волынского княжества под одним монархом, но одновременно создало риск в связи с вероятностью пресекновения рода галицких князей.

Владимир Василькович известен в связи с войной против ятвягов в 1273—74 годах, которая окончилась «победою и честью великою». История войны волынских князей с ятвягами подтверждает факт, что Литва была лишь пограничной областью с Полоцким княжеством, а - ятвяги, как союз балтских племен - даже в 13 веке был сам по себе и не зависели от литовских племен. Вроде, как бы уже есть Литовское княжество, а независимо от него рядом существует ятвяги с родо-племенной организацией общества, которое во время голода в 1279 году даже просили Владимира: «не помори нас, но перекорми», что он и выполнил, продав им жито.

После смерти в результате отравления Юрия II Болеслава, не оставившего наследника, сын Гедимина - Любарт Гедиминович, женатый на дочери галицко-волынского князя Андрея Юрьевича, стал волынским князем и выдвинул претензии на всё Галицко-волынское княжество на основании, что его жена - последняя в роду. Вокруг галицкого наследства создался сложный узел родственных связей всех монархов региона, в котором то обстоятельство, что и сам Юрия II Болеславав был женат на сестер Любарта и дочери Гедимина - значило мало.

Последовавший моментальный захват западной части Галицкого княжества вместе со столицей (Львов), войском польского короля, словно ожидавшей смерти Болеслава, указывает на заказной характер этого политического убийства. Формально война за галицко-волынское наследство велась от имени Любарта Гедиминовича, но начавшись при жизни Гедимина, она будет длится еще 52 года, так как в нее включится еще и венгерский король, заявивший о своем праве на галицко-волынское наследство на основании близкого родства с галицкими князьями и завещания Даниила, в котором он передавал Галичину венгерским королям.

Так пресекновение династии русских королей привело к тому, что в 1340 году Галицко-Волынское княжество прекратило своё существование как единое политическое целое. Западные территории, имевшие название Червонная Русь, захватит Польша (потом они попадут в Венгрию), а Волынь и восточные земли галицкого княжества станут частью Великого княжества Литовского, открыв ему возможность для расширения на Юг.

Кроме исчезновения Галицко-волынского княжества как юго-западной части Киевской Руси, отколовшейся при нашествии татар, следствием поглощения Галицкого княжества Литовским княжеством станет непосредственное соприкосновение (с юга) новых границ Литвы с княжествами, входящими в конфедерацию Северо-Восточной Руси (до этого их разделяли западные княжества, типа Смоленского). С одной стороны, ВкЛ становится главной силой в борьбе против Золотой Орды, вытесняя татар с исконных южных русских земель, а с другой - неминуемо начинаются конфликты с московскими князьями, верховодящими во Владимирской Руси. width=

Деятельность Гедимина

Закрепившись в западных русских княжествах, князь Гедимин начал бороться против Московского княжества за влияние во Пскове и Новгороде. Для этого Гедимин решил использовать внутренние противоречия между князьями Владимирской Руси, укрепив союз с Тверским княжеством браком своей дочери Мариb с тверским князем Дмитрием Михайловичем Грозные Очи. Однако вскоре Гедимин ради совместной борьбы с Новгородом был вынужден вступить уже в союз с московским князем Иваном Калитой, выдав другую дочь Айгусту за сына Ивана - Симеона Ивановича Гордого.

Герб Великого княжества Литовского

ПИКИРУЮЩИЙ СОКОЛ племенной герб РюрикаКолюмны герб Гедимина Определенно, символика государства позволяет проследить его эволюцию, но артефактов раннего периода ВкЛ сохранилось мало. Печать Миндовга сохранилась лишь в центральной части, не имеющей особых символов Литвы. Однако во времена Гедимина уже встречаются оба символа Литовского княжества - герб Колюмны и герб Погоня. Колюмны (иначе Столпы Гедимина) - становится родовым гербом династии Гедиминовичей, так как он скорее всего отражал преемственность с династией полоцких князей из рода Рюриковичей. монеты ВкЛ со знаком Колюмны Свидетельств нет, но предположительно, именно такой герб был у самого Миндовга, как символ его принадлежность к роду русских князей. Герб Колюмны - самый эксклюзивный символ древней Литвы, потому им клеймили монеты ВкЛ.

шестиконечный крест на красном гербе С другой стороны, выход князей ВкЛ на международную арену как родственников польского и венгерского королей привнесло в символику христианские знаки - апостольский крест с 6 оконечностями, что было политически выгодно для Литвы, балтское население которой являлось язычниками. Закономерно, что крест сменит Колюмны на щите у всадника на гербе Погоня, ставшего основным гербом Литовского княжества. Война символов приобрела большое значение ко времени Грюнвальдской битвы с Тевтонским орденом, так как сами крестоносцы широко использовали символику для психологического воздействия на неграмотное население.

Герб Погоня

Печать Александра Невского герб Погоня Скорее всего герб Погоня имел прообраз в виде герба ветви владимирских князей, к которой принадлежал Александр Невский, на печати которого как раз присутствует изображение всадника с мечом над головой. Надо сказать, что изображение витязя верхом на коне с мечом над головой было широко распространено в средневековой геральдике, так как динамичное изображение всадника в погоне за врагом имело воздействие как на воинов, так и на подданных. Потому нет ничего необычного в появлении герба Погоня у сына Гедимина - Наримонта Гедиминовича, первого в истории князя не из Рюриковичей, приглашенного на княжение в Новгород. печать Дмитрия Донского правнука Александра Невского Сегодня уже не узнать - был Наримонт первым из Гедиминовичей, кто взял символ Александра Невского как личный символ, о котором в "Хронике Литовской и Жмойтской" сохранилось описание - "муж збройный, на коню белом, в полю червоном, мечь голый, яко бы кого гонячи держал над головою", или он уже был у самого Гедимина или у предшествующих литовских князей. Однако, для литовских князей, ведущих борьбу именно с Рюриковичами за влияние в пограничных русских княжествах и в Новгороде, имелась целесообразная причина для того, чтобы позаимствовать герб Александра Невского, почитаемого святым на Руси

герб Колюмны

герб Погоня с изображением Колюмны на щите Скорее всего замена изображения тамгы Колюмны на христианский крест происходит уже при Витовте, который ведет идеологическую борьбу против крестоносцев, обвиняющих Литву в язычестве, что можно было опровергнуть появлением креста и в государственной символике ВкЛ и особенно на знаменах, постепенно изменявшихся от традиционного для русских красного КРАСНОЕ знамя ВкЛ с гербом Погоня полотнища на стяг с красной полосой на белом фоне. Колюмны полоцких князей продолжал использоваться как дополнительный символ ВкЛ, который еще долго присутствовал в печатях литовских князей, например, на щите всадника с еще не утвердившейся ориентации погони в печати Жигимонта (Сигизмунд) - брата Витовта.

знамя литвинов с крестом святого Георгия Традиционным цветом восточных славян был червонный - алый красный цвет, потому хоругвы ВкЛ (стяги в виде клина) как любого русского княжества имели такой же красный цвет, на котором позднее стали помещать герб Погоня. Соседняя Польша выбрала сочетание белого с красным, что, вероятно, было позаимствовано при сближении ВкЛ и Польского королевства, потому хоругвы литвинов вначале преобразовались в белый клин с красной полосой посередине, потом появился красный крест Святого Георгия.

герб княжества литовского герб Ягайло Апостольский шестиконечный крест, Владислав II Ягайло при становлении его польским королем выбрал себе как личный герб, что было заимствованием из герба Венгрии, так как его жена Ядвига была дочерью умершего короля Венгрии и Австрии, имевших этот крест в геральдике, так как крест с двумя перекладинами указывал на одновременное владение им двух государств. С другой стороны, две перекладины креста символизировали подчинение сразу двум духовным христианским покровителям - папе римскому и патриарху константинопольскому. Кроме того, крест с равными перекладинами как вариант традиционного русского креста присутствовал в геральдике все тех же полоцких князей. Со временем золотой шестиконечный крест на синем щите у витязя на коне на гербе Погоня стал атрибутом герба Литвы.

Ольгерд и Кейстут

Ольгерд на памятнике 1000-летие России После смерти Гедимина в 1341 году Литовское княжество представляло собой 8 независимых уделов, семь из которых принадлежали сыновьям Гедимина, а еще один его брату Войну. В отсутствии завещания и несложившейся еще традиции престолонаследия, формально великим князем литовским стал младший сын Евнутий, так как еще при жизни Гедимин отдал ему столицу Вильну. Лишь через 5 лет в результате сговора двух сыновей Гединимина - один из них по имени Кейстут захватил Вильну и арестовал Евнутия, а потом пригласил на место великого князя Ольгерда- своего брата по матери. Кейстут на памятнике 1000-летие России Сегодня причину переворота объясняют, приписывая братьям "осознание ими неспособности раздробленной Литвы противостоять Тевтонскому ордену и Польше, готовившим совместным поход против Литовского княжества". Предположение подкрепляется тем обстоятельством, что инициатор переворота - Кейстус как раз владел западными землями и Жемайтией (Жмудью), граничащими с Тевтонским орденом и Польшей. Остальные князья, судя по всему, не особо противились смещению младшего брата Евнутия, который и великим-то князем числился номинально, лишь как князь, сидевший в столице. В результате переворота князь Кейстут фактически стал соправителем великого князя Ольгерда, и всё правление Ольгерда сложившееся двоевластие позволяло братьям эффективно разделять деятельность по отражению натиска крестоносцев в коренных Жемайтии и Литве от захвата русских земель. Эта диархия продолжится, когда соправителем Кейстута станет сын Ольгерда племянник Ягайло, а потом Ягайло, ставший польским королем, будет объявлен верховным правителем Литвы, тогда как уже сын Кейстута - Витовт станет великим князем литовским.

Судя по непонятной ситуации, сложившейся после смерти Гедимина, можно предположить, что сам великий литовский князь не имел личного удела, что уже можно было отметить в деятельности Миндовга, не имевшего собственной резиденции. Судя пор всему, никакой традиции передачи власти по старшинству в Литве еще не сложилось, или имелась родо-племенная традиция передачи имущества отца как раз младшему сыну. Последнее предположение подтверждается завещанием Ольгерда, выразившего его волю в выборе своим наследником не старшего, а своего любимого сына Ягайло, что так же приведет к гражданской войне между братьями князьями.

Великий князь Ольгерд

князь Ольгерд Деятельность князя Ольгерда по захвату русских земель облегчалась смутой, начавшейся в Золотой Орде, предположительно связанной с эпидемией чумы, выкосившей в некоторых улусах до половины населения.

Великая замятня, как на Руси назвали эти междоусобицы в Золотой Орде, началась со смерти законных ханов на престоле Золотой Орды, что привело к возвышению темника Мамая, бывшего беклярбеком и зятем последнему хану из династия Батуидов. С 1359 по 1380 год на золотоордынском престоле сменилось более 25 ханов, а многие улусы попытались стать независимыми.

«Великая замятня» в Золотой Орда предоставила Ольгерду возможность вытеснить татар с территории бывшего Черниговского княжества, распавшегося на уделы, управляемые монгольскими нойонами. Около 1355 года Ольгерд «повоевал» Брянск, после чего ему подчинились и многие другие из уделов бывшего Чернигово-северского княжества. Следом Ольгерд литовский князь начал оккупацию Подолья и Киевской земли, которые окончательно утвердятся за Литовским княжество после победы на татарами в битве на Синих Водах, предположительно состоявшуюся в 1362 году. В результате оккупации Киевщины великий князь Ольгерд посадит в Киеве своего сына Владимира, сместив прежнего князя Федора.

Деятельность литовского князя Ольгерда по захвату и вытеснению татар с Полтавшины и Киевщины приведет к большим геополитическим последствиям. Буквально через несколько лет после смерти литовского князя Ольгерда внуки Мамая добровольно перейдут на службу в Литовское княжество под именем князей Глинских, один из которых - Алекса сын Мансура - присоединит к Литве отцовское княжество Мансура (занимавшее северо-восточную часть современной Украины, в основном - Сумская и Полтавская области), а второй сын - Скидер - при поддержки Витовта станет во главе местных половцев в западной части Северного Причерноморья, которое уже после получит название - Дикое Поле. Присоединение этих огромных территорий - княжества Мансура и Дикого поля - выведет Литовское княжество в статус самого большого государства средневековья в Европе.

А следствием захвата Ольгердом земель Черниговско-северского княжества (Брянского княжества) станут московско-литовские войны, так как территория ВкЛ войдет в соприкосновение с границами Московского княжества.

В первые годы правления Ольгерда литовское и московское княжества боролись за влияние в западных русских княжества, представлявших буферную зону между ними. Надо сказать, что восточное направление деятельности князя Ольгерда было успешным и привело-таки к усилению влияния Литвы в Пскове и Новгороде, и особенно в Смоленске, так что Ольгерд Литовский даже начал вмешиваться во внутренние конфликты князей Северо-Восточной Руси, организовав военный союз Твери и Литвы против Московского княжества, основанный на женитьбе самого Ольгерда на сестре тверского князя. Первый поход Ольгерда на Москву по просьбе тверского князя состоялся в 1368 году, так что Ольгерд три дня осаждал белокаменный кремль, заблаговременно отстроенный Дмитрием Московским. Хотя первая осада Москвы литовским князем Ольгердом не привела к победе Литовского княжества над Московским, так как основные силы Литвы нужны были для войны с крестоносцам, но первый поход князя Ольгерда на Москву привел-таки к временному устранению влияния Москвы на тверские дела.

Походы литовского князя Ольгерда на Москву получили название Литовско-московская война (1368—1372) иначе "Литовщина". Осада Москвы князем Ольгердом состоится еще раз в 1370 году во время второго похода, совершенного в отместку за осаду Твери князем Дмитрием (в будущем Донским). Скорее всего, в этот раз московский князь откупился, так как в 1971 году состоялась свадьба дочери Ольгерда Елены и Владимира Андреевича Храброго - двоюродного брата Дмитрия Донского и второго по важности князя. Впрочем, династический брак не помешал новому походу, закончившемуся для Литвы заключением неблагоприятного договора, который вывел Литву из конфликта между Тверью и Москвой. В 1375 году после получения ярлыка на великое княжение владимирское, Михаил Тверской затеял еще один конфликт, но движение войск Ольгерда в направлении Москвы не станет четвертым походом. Ольгерд Гедиминович разорил лишь Смоленское княжество, в отместку за переход под влияние Москвы, но московско литовская война не продолжится, так как литовские войска вернутся в Литву.

В правление Ольгерда до конца его жизни больше прямых столкновений с Московским княжеством не будет, так как он начнет поддерживать Мамая, ставшего врагом Москвы. Тем более, что самым главным делом для Литвы станет война за галицко-волынское наследство с королевством Польским, где в результате похода в 1377 года Людовика I (венгерского короля, получившего Польшу по наследству) Литовское княжество потеряет свои завоевания в Волыни от 1366 года. Участие в этой войне принимал больше Кейстут, защищая интересы своего брата Любарта - князя Волынского, которому согласно новому перемирию пришлось даже признать себя вассалом Людовика, благодаря чему он удержал за собой Волынь, а Галицкая Русь стала управляться польско-венгерским наместником rel="nofollow" target="_blank"]Владиславом Опольчиком.

Война за галицко-волынское наследство началась еще при Гедимине - отце Олгерда, и велась от имени брата Любарта Гедиминовича, претендовавшего на всё Галицкое княжество, однако по результатам пятидесятидвухлетней войны, земли Галицко-Волынского княжества были разделены между Польшей и Литвой. Польское королевство получило часть Галиции с городами Львовом, Подляшье, Люблин (позднее Галичем) и и южные земли Подолья, а также — часть Волыни с городами Белзом и Холмом, а Великое Княжество Литовское — Волынь с Владимиром и Луцком, часть Подолья.

Хотя Галицко-волынской княжество перестало существовать, титул королей «Галиции и Владимирии» закрепился за польско-венгерской Анжуйской династией, после разделов Речи Посполитой использовался Габсбургами — «король Галиции и Лодомерии». Польские короли использовали в своем монаршем домене приставку — «Червоной Руси», и просто «Руси», а литовские великие князья титуловались с конца XIV ст. — «Литвы и Руси».

Биография Ольгерда завершится неожиданным завещанием, по которому Ольгерд оставит Великое княжество Литовское не старшему сыну, а одному из младших сыновей от второй жены Иулиании (Ульяны) — дочери великого князя тверского Александра Михайловича.

Кейстут

Кейстут Согласно желанию самого Ольгерда после его смерти (1377) великим князем литовским стал его любимый сын Ягайло от второй жены, права которого в обход старших сыновей поддержал дядя Кейстут, в надежде на продолжение совместного правления. Старшие сыновья Ольгерда - братья Ягайло - Андрей полоцкий и Дмитрий брянский, не признав завещание отца перейдут на службу к московскому князю, где станут героями Куликовской битвы против Мамая в 1380 году.

Сын Ольгерда - Ягайло был еще 15-летним юношей, когда в 1377 году при поддержке дяди Кейстута занял престол великого князя литовского, но уже в 1379 стал проводить самостоятельную политику. Принято считать, что разногласия Ягайло с Кейстутом начнутся после того, как Ягайло втайне от дяди провел переговоры с крестоносцами, а в 1380 году без согласования с Кейстутом заключил пятимесячное перемирие с Ливонским орденом и тайный Довидишковский договор с великим магистром Тевтонского ордена, понадобившимся Ягайло для поддержки Мамая. Известно что в сентябре 1380 года Ягайло с литовским войском отправился на соединение с Мамаем против коалиции московского князя Дмитрия Ивановича и промосковски настроенной части литовско-русской знати, возглавляемой старшими братьями Ягайло, но на саму Куликовскую битву опоздал. Не дойдя до Дона, узнав о поражении Мамая в Куликовской битве. Ягайло повернул литовское войско назад (по другой версии, напал на возвращающееся русское войско и овладел добычей).

Для Кейстута, проводившего политический курс на сближение с Москвой на антиордынской основе, своеволие племянника стало поводом в 1381 году низложить Ягайло и утвердить себя единовластным великим князем. Ягайло после признания Кейстута великим князем был отправлен в Кернов, однако уже в 1382 году некоторая часть элиты ВкЛ выступила против Кейстута в поддержку Ягайло. Сил у сторонников Ягайло даже с военной помощью из Тевтонского ордена не хватало для сражения, потому Кейстута обманули, предложив переговоры, где его вместе с сыном Витовтом схватили и заключили в Кревский замок, в котором задушили 15 августа 1382 года. Тело Кейстута было торжественно сожжено в Вильне по языческому обряду.

Ягайло

Ягайло Судя по всему, Ягайло был отчаянным авантюристом, потому как в 1384 году братья Ягайло, Скиргайло и Корибут заключили договор с Дмитрием Донским о династическом браке Ягайла и дочери Дмитрия Московского и крещении Литвы по православному обряду. Однако, освободившийся из заточения сын Кейстута - Витовт, плененный вместе с отцом, бежал из тюрьмы к немцам и с ними начал наступление на Литву. Ягайло поспешил помириться с Витовтом, дал ему в удел Гродно и Троки, а Ордену обязался в течение четырёх лет принять католичество. Фактически повторялась ситуация двоевластия Ягайло и Витовта как у их отцов - Ольгерда и Кейстута.

Ягайло надо считать историческим счастливчиком, так как кроме завещания отца, сделавшего его великим князем в обход старших братьев, выход из взаимоисключающих обязательств для него представился буквально на следующий год благодаря женитьбе на Ядвиге - наследнице польского престола. После смерти венгерского короля его империя за неимением потомков мужского пола была поделена между дочерьми, чем воспользовались польские магнаты, решившие браком польской королевы с великим князем литовским укрепить союз Польши с самым большим государством Европы, что было жизненно необходимо в противостоянии обоих государств с Тевтонским орденом.

После заключения Кревской унии Ягайло переезжает в Краков, бывший столицей Польского королевства, сохраняя титул великого князя литовского, а вместо себя наместников в Вильне оставляет своего брата Скиргайло. В 1387 году Ягайло теперь под именем Владислав официально крестил Литву по католическому обряду, а на литовских и русских бояр, принявшим католичество, распространяются привилегия польской шляхты. Усиление католичества и новые порядки вызвали неудовольствие среди части элиты литовско-русского государства, которую возглавлял как раз Витовт - двоюродный брат Владислава-Ягайло. Некоторые литовские бояре так просто переходили на службу к московскому князю, а сам Витовт начал войну за утверждение себя на место великого князя, ища союзников и в крестоносцах, и в великом князе московском Василии I Дмитриевиче, за которого в 1390 году выдал свою дочь Софью. Противостояние Витовта со своим родственником Ягайло, ставшего польским королем, приводила к сближению Литвы и Москвы, что получало поддержку от православного митрополита Киприана.

Решением конфликта стало Островское соглашение (1392) по разграничению полномочий между Ягайло и Витовтом, по которому великим князем литовским становился Витовт, а Ягайло оставлял себе титул «верховный князь Литвы». Скиргайло был переведён в Киев, где вскоре умер (возможно, от отравы).

Политическая карта Восточной Европы в 1340—1389 годах Южное направление для Витовта была самым удачным, так как после смерти Мамая ему удалось не известно на каких условиях благодаря союзу с сыновьями Мамая мирным путем присоединить в 90-х годах к своему княжеству огромные территории Дикого Поля. При Витовте территория Литовского княжества достигла берегов Черного моря, что омрачалось лишь лишением выхода к Балтийскому морю экспансией береговой полосы немецкими орденскими государствами.

После победы московских войск над Мамаем в Куликовском сражения и последующего сожжения Москвы ханом Тохтамышем (которому как раз эта победа русские помогли стать ханом) моральное главенство как освободителя от монголо-татарского ига перешло к московскому князю, тем более, что Литва выступала на стороне Мамая.

Московское царство для свой экспансионистской политики выдвинет цель - выгодную для себя и понятную всем на Руси - собирание русских земель, потому противопоставление Литовского княжества с Московией лишало ВкЛ значения центра собирания земель Киевской Руси. Перспектива получения шляхетских привилегий толкнуло элиту литовского княжества к унии с Польшей, против союза с Русским царством, что обернулось потерей субъектности ВкЛ уже в момент образования Речи Посполитой. Впрочем, при союзе с Московским царством Литва, очевидно, так же теряла субъектность, но таковая историческая коллизия не случалась, что не помешало России завершить процесс присоединения всех земель Киевской Руси. Сегодня лишь Белоруссия и Литва считают себя приемниками Великого княжества Литовского, Русского и Жемайтского.

[/quote]

Угроза со стороны Золотой Орды, где каждый утверждающийся хан стремился восстановить прежние объемы дани с русских княжеств, оставалась основной не только для Московского князя, но и для Витовта, так как Литовское княжество присоединило много татарских земель. Продолжающаяся борьба за власть в Золотой Орде, в которую вмешался Тамерлана, свергнувший ордынского хана Тохтамыша, соблазнила Витовта выступить против ставленника Тимур-Кутлука. Витовт намеревался восстановить Тохтамыша как хана Золотой Орды, потому "пригрел" Тохтамыша в Киеве. Когда же новый хан Тимур-Кутлуку потребовал выдать Тохтамыша, но Витовт организовал поход, который закончился тяжелым поражением от татарского мурзы Эдигея в битве на Ворскле. Последствием поражения Витовта от монголов, стал отказ от политики усиления самостоятельности Великого княжества Литовского в сторону поиска сближения с Ягайло и Польским королевством. Новая Виленско-Радомская уния (1401) ВкЛ и Польши предусматривала условия передачи ВкЛ по случаю смерти Витовта к Ягайло, а ежели Ягайло умрет раньше Витовта, то поляки обязывались не избирать короля без согласия Витовта. Положение унии, что Витовт владеет Литовским княжеством лишь пожизненно, а после его смерти все отходит к Ягайло, лишало наследников Витовта - внуков от дочери Софии и Василия I Московского - прав на Литовское княжество. Витов, чуть не утонувший в битве на Ворскле, соглашался на все условия ради союза против татар, а главное - против тевтонских рыцарей, ставших главной опаснjcтью для Литвы.

Тут надо отметить странные отношения между Витовтом и его зятем - московским князем Василием I Дмитриевичем, вероятно, основанных как раз на том, что жена Софья Витовна была единственным ребенком Витовта, что якобы предполагало наследование детьми Василия как внуков Витовта его домена - Великое княжество Литовское. Необыкновенное миролюбие зятя Василия I проистекало от усилившегося напора татар, пытавшихся вернуть Москву в прежнее после Куликовского сражения положение данника Орды, а после - как перспективы возможного объединения Литовского и Московских княжеств по наследованию потомками. Брак был заключен еще до вокняжения Витовта в надежде на помощь в борьбе с Новгородом, но Витовт не особо исполнял договоренности, использую помощь зятя для захвата власти в Литве.

Захват Смоленска в 1395 году, остался без реакции со стороны Москвы, а военные действия против Витовта, осадившего Псков в 1405 году , который сразу попросил помощи от московского князя, начавшись лишь на следующий год, после стояния на Угре закончились заключением "вечного мира". Впрочем, миролюбие Василия I Дмитриевича по отношению Витовта было политически целесообразным, так как вскоре на Владимиро-Суздальскую Русь произошло вторжение татарских войск Едигея.

Впрочем, ордынцы во главе с Едигеем в 1410-х годах основательно опустошили юг самого Великого княжества Литовского. В 1416 году был разорён Киев, Печорский монастырь и десяток окрестных городов. В последующие годы было разорено Подолье.

Для ВкЛ причиной сближения с Польшей кроме разорения татарами южных земель, послужила начавшаяся война с орденскими государствами, так как на землях родственных балтов Жемайтия (Жамойць, Жмудь), переданная Ягайло Ливонскому ордену, началось народное восстание.

История Жемайтии - вообще камень преткновение для литовских националистов, так как жемайты с давних пор до XX века считали себя особым народом, отдельным вообще от остальных литовских пленен. Существует предположение, что долгая приверженность своей традиционной языческой религии, откуда происходило и столь ярое стремление к независимости от всех, объяснялась сильной ролью жрецов. Вероятно, благодаря поддержки Миндовга члены его семьи сумели занять места военных вождей, но религиозная ветвь власти была настолько сильна, что Жемайтия постоянно подчеркивала свою независимость от Литвы, да и от ВкЛ, в состав которого Жемайтские земли вошли как староство лишь в 1419 (де-юре 1422) году.

Сам Миндовг сразу после приглашения на княжение в Новогрудок передал непокорных язычников жемайтов Ливонскому ордену, хотя жемайтский князь Тройнат (Тренята) был его племянником. Через 11 лет Жемайти вернула себе независимость, фактичски войдя в ВкЛ, так Тройнат признал главенство Миндовга. Когда же самого Тройната, убившего Миндовга и его сыновей, убивают по приказу Войшелка старшего сына Миндовга, то Жмудь снова выпадает из Литовского княжества.

Жемайтия четырежды отписывалась крестоносцам как Ягайлой, так и Витовтом, как трокским князем (домен его отца Кейстута), для которого жемайсткий князь был вассалом, так что с 1398 года Жмудь почти полностью попала под власть Ордена. Причем, сам же Витовт в 1401 году с помощью немецких крестоносце подавил восстание жемайтов против немецких феодалов.

Витовту, заполучившему Жемайтию, пришлось срочно организовывать ее "крещение", а для оправдания принадлежности Жмуди к Литве он использует подлог единости народов жемайтов и аукштайтов, опираясь в объяснении императору значение слова «Самойть» как земли нижней по отношению «Аукштота», мол «… из-за такого тождества мы в своем титуле не пишем о Жомойть, так как все есть одно - одна земля (с Литвинией) и одни люди (литвины)». Все это странно так как жемайты даже сегодня обособляются от литовцев, и в начале 20 века на латинском алфавите создали свой письменный язык.

Грюнвальдская битва

Переломным моментом в войне против Тевтонского ордена стала Грюнвальдская битва, произошедшая 15 июля 1410 года кв ходе которой союзные польско-литовские войска под предводительством польского короля Ягайто и великого князя литовского Витовта нанесли сокрушительно поражение крестоносцам. Поляки, белорусы и литовцы отмечают победу как национальный праздник освобождения, так как после поражения в грюнвальской битве Тевтонский орден так уже и не оправился.

После Грюндвальской битвы продолжилось сближение Витовта с двоюродным братом Владиславом Ягайло, во многом для отражения дипломатического натиска со стороны крестоносцев, поэтому сейм в Городне утвердил следующую унию, укрепляющую связь Литвы с Польшею. Следствием унии был рост влияния поляков в Литве, так как литовское католическое дворянство сравнивалось правами с польским. Кроме того, Витовт задумал соединить церкви, считая униатство компромиссом, на который могут пойти как православные, так и католики.

В последние годы жизни Витовт снова помышлял об отделении Литвы от Польши, вероятно, по причине смерти в 1425 году своего зятя Василия I Дмитриевича, после которой вдова Софья Витовна попросила Витовта как дочь о защите вместе с сыном, людьми и землями, признав его господство над всей Русью. Внук Витовта - Василий II Тёмный, единственным выжившим от мора (чумы) из сыновей Василия I, был еще малолетним ребенком, когда был провозглашен великим князем московским, с чем не согласились его дядьки, претендующие на великокняжение по стародавней лиственнице. Возможно, эта перспектива единения Литовского и Московского княжеств подвигла Витовта принять от Императора Священной Римской империи королевскую корону.

Польски король Ягайло дал согласие на коронацию Витовта, но польские магнаты, боявшиеся усиления независимости при объявлении Литовского княжества королевством, равнозначным по статусу Польскому, перехватили королевскую корону на территории Польши. По легенде, болевший в это время Витовт не вынес известия об утрате короны и умер в 1430 году в своём Трокском (Тракайском) замке на руках у Ягайло.

В Белоруссии и Литве князь Витовт считается национальным героем и величайшим среди литовских князей, очевидно, за победу в Грюнвальдской битве, хотя поляки не высоко оценивают роль литовских войск. Вклад Витовта в расширение территории Великого княжества Литовского заметно меньше вклада его дяди Ольгерда и отца Кейстута, но при нем земли ВкЛ стали - от моря до моря.

Для российской истории, вероятно, следует оценивать деятельность Витовта с точки зрения программы собирания русских земель, которая выглядит так же неоднозначно, по причине захвата Вимтовтом русских княжеств, входящих в сферу влияния его зятя Василия I Московского. Кроме того, при Витовте закончилась война между Польским королевством и ВкЛ за галицко-волынское наследства, по результатам которой была поделена Галиция. Витвовт собрал почти все южные земли Киевской Руси за исключением Закарпатской Руси (еще ранее отошедшей у Венгрии) и Западной части Галиции, отошедшей к Польше со столичным городом Львов.

Витовт, пока был жив, защищал интересы Василия II Темного - своего внука от единственной дочери Софьи, после смерти Василия I ставшей регентшей при малолетнем сыне. После смерти Витовта дядьки Василия, воспользовавшись лиственничным правом, попытаются вообще лишить Василия II возможности стать великим князем московским. Впрочем, у малолетнего Василия Темного даже при поддержки русских князей не было шанса получить Литовское княжество по наследству, так как Великое княжество Литовское стараниями самого Витовта заключило унию с Польским королевством во многом благодаря родству Витовта с польским королем Владиславом Ягайло. Польское влияние при Витовте привело к росту влияния дворянского сословия (шляхты), так как литовские бояре при переходе в католичество получали шляхетское достоинство, дающие многие привилегии. Литовская шляхта не желала переходить под власть любого московского самодержца, да еще имевшего проблемы с татарами. Собственно, выгодность перехода бояр на положение польской шляхты стала основной политикой польских магнатов для последующего включения Великого княжества Литовского в состав Польского королевства, так как размывала прежние принципы организации государства, присущие русским княжествам. Русско-литовское государство приобретало все больше черты шляхетской республики, что способствовало унификации с Польским королевством, закончившейся образованием Речи Посполитой (в переводе так и означающей РесПеспублика - общее дело), что было началом неминуемого конца, как для Польши, так и для Великого княжества Литовского. Республиканского развития Польши было исторический казусом на фоне усиления единовластия в соседних государствах.

Свидригайло Впрочем, считаться с самовольством русско-литовских бояр пришлось королю Ягайло, так как, находясь в Вильне, он не смог противиться выбору Литовским сеймом своего самонадеянного брата Свидригайло Ольгердовича приемником Витовта. Сама процедура выбора не противоречила положениям унии, но существовала договоренность, что после смерти Витовта, не имевшего сыновей, домен Великое княжество Литовское перейдет к Ягайло, что означало бы вхождение княжества в Польское королевство. Польские магнаты, надеявшиеся после смерти Витовта (имевшего лишь дочь и внука - Василия II) включить земли Великого княжества Литовского в состав королевства, отказались признать избрание Свидригайла и стали готовиться к войне. Польское правительство немедленно заявило о претензиях на Подольскую, Волынскую и Луцкую земли, издавна входившие в состав Великого княжества Литовского.

Сам же Свидригайло взял курс на самостоятельность ВкЛ, исключив Ягайло из владельцев собственности в ВкЛ. Однако возврат к русским самодержавным порядкам не понравился части литовской шляхты, ориентированной на польскую шляхетскую республику, что привело к перевороту, в результате которого (1432) великим князем был провозглашен Сигизмунд Кейстутович - родной брат Витовта и двоюродный брат Свидригайло и польского короля Ягайло. Свидригайло перебрался на княжение в Плоцке, потом на Волынь, не оставив претензий на великое княжение, однако после убийства мнительного Сигизмунда в 1440 году новый король Польши Владислав III Варненьчик (сын Ягайло, умершего в 1434), переехавший в Венгрию по случаю избрания его венгерским королем, послал в Литву своим представителем брата Казимира Ягайловича, которого Литовский сейм тут же выбрал как компромиссную кандидатуру, что впрочем, видно, не планировалось польскими магнатов. Казимир, не бывший очевидным наследником какой-то короны, для себя лично увидел возможность стать монархом и даже выучил белорусский язык, чтобы стать настоящим литвином. Предполагается, что даже после гибели в 1444 году короля польского и венгерского Владислава III - старшего брата Казимира, он 3 года отказывался стать польским королем, но когда польские магнаты стали рассматривать кандидатуры германских принцев, согласился стать польским королем в 1447 году.

Казимир IV стал одновременно польским королем и великим князем литовским, принятием полькой короны начавший новый цикл сближения Польши и ВкЛ, хотя русские бояре в литовском княжестве выражали недовольство, переходя на службу к Василию II Темному, но после договора о мире с Москвой были обозначены сферы влияния между ВкЛ и Московией, запретившие прием внутриполитических противников другой стороны, который соблюдался до смерти Василия II в 1462 году. Надо отметить, что положение как Казимира IV в Великом княжестве Литовском, так и Василия II Темного в Московии - равно для обоих было довольно шаткими, потому правление Казимира стало периодом мирных отношений с Москвой, в который Василий II ликвидировал последние удельные княжества. Усиление самодержавия привело к независимости русской церкви от константинопольского патриархата, чем воспользовался Казимир, попросивший (1458) от вселенского патриарха Константинополя учреждения (переноса) Киевской православной митрополии (изначально униатской) с центром в Вильне. Именно просьба новгородцев к киевскому митрополиту прислать им нового архиепископа стала причиной захвата Новгородской земли (1478) Московским княжеством только уже под руководством Ивана III.

Иван III Великий (1440-1505) Ивана III Великий был выдающимся дипломатом и строителем того государства, которое станет царством и империей, при котором было завершено объединение значительной части северных русских земель вокруг Москвы и её превращение в центр нового единого Русского государства.

Для реализации программы единения русских земель теперь уже под Москву как единственный центр, надо отметить начало русско-литовской войны (1487—1494), получившей название "странной", так как все время считалось, что ВкЛ и Московия находись в состоянии мира. Присоединение Новгорода лишило Казимира доходов по старым договорам, что послужило поводом для организации похода совместно с ханом Ахматом, так же недовольным окончательным отказом Ивана платить дань Орде. Однако в знаменитом стоянии на Угре Казимир не смог поддержать своего союзника хана Ахмата, как раз из-за нежелания участвовать в походе польской шляхты, напуганной недавним набегом союзника московского князя - крымского хана Менгли-Гирея - на Подольскую землю. "Странная война" до самой смерти Казимира не переходила в открытое столкновение, но после того, как Польша по завещанию Казимира перешла к сыну Яну Ольбрахту, а Литва — к Александру Ягеллончику, пограничные князья, за которыми стояла Москва, начали захватывать литовские территории. Недалекий Александр Ягеллончик, не получив поддержки от поляков, и по причине напора молдавских князей и набегов крымских татар, пошел на мир с Иваном III, согласившись на брак с его дочерью Еленой. Впрочем, мир с Москвой означал переход пограничных князей с их вотчинами в состав Московии, поэтому Александр стал сближаться с Польшей, так что на виленском сейме 1499 года было постановлено, что впредь великий князь литовский не будет выбираем без согласия Польши, и наоборот, Польша не должна выбирать короля без согласия литовского дворянства. После смерти брата Иоанна Альбрехта (1501) Александр Ягеллон стал так же и королём польским. Правления Александра не было отмечено победами Литвы, кроме разве победы над татарами, о выступлении против которых он отдал приказ Михаилу Глинскому уже на смертном одре.

Следующим великим князем литовским и королем польским (1506) стал Сигизмунд I (Жыгімонт Стары) - пятый сын Казимира IV, который продолжил политику сближения Литвы с Польшей, что, впрочем, уже не особо от него зависело, так как рост прав польской и литовской шляхты делал его не особо самостоятельным в принятии государственных решений, что привело к падению влияния Польши и Литвы среди европейских государств. Авторитет самого Сигизмунда I в конце его правления подрывала слишком деятельная вторая жена Бона, настоявшая даже на провозглашении ее десятилетнего сына Сигизмунда Августа, великим князь литовский (1529) и королем польский (1530) еще при жизни отца. Однако самым большим династическим поражением Сигизмунд I стал отказ от претензий на венгерский и чешский престол после смерти племянника Людовика II. Связанный договором с Габсбургами, он позволил Фердинанду I Габсбургу стать венгерским королем.

Битва под Оршей

Собственно, для российской истории победа польско-литовского войска над русским войском 8 сентября 1514 года не имела никаких последствий, так как цель похода - Смоленск, захваченный месяцем ранее, Василий III так и не вернул Великому княжеству Литовскому. Ранее оршанскую битв считали тактической, так как общим итогом русско-литовской войны 1512-1522 годов стало возвращение смоленских земель к Московии.

Я упоминаю Оршанскую битву лишь по причине той русофобией, которая подняла дату 500-летия сражения под Оршей на уровень национального праздника в Украине и Литве. Впрочем, у объединенного польского и литовского войска Орша была единственной крупной победой в ходе войны, но дипломатия Ягеллонов раздула миф о победе организовав пропагандистскую кампанию в Европе, результатом которой стал (якобы) распад созданный Василием III союз с императором Максимилианом I и Ливонской конфедерацией. Конечно, настоящей причиной было нежелание усиления Московии императором, но именно с тех пор поляки стали выставлять Московское царство медведем, угрожающим Европе, что отвечало давней русофобии самой европейкой империи, боящейся усиления Руси. Польское антирусское мифотворчество при этом замалчивает, что в обмен на прекращение сотрудничества Священной Римской империи с Великим Московским княжеством Сигизмунд I в 1515 отказался от претензий на Чехию и Моравию.

Рекламная компания по созданию негативного образа России в глазах Европы, начатая Сигизмундом I, возобновилась усилиями некоторых политиков Польши, Украины, Литвы и Белоруссии, выставляющих Оршу примером совместных усилий европейских народов в борьбе за свою свободу и независимость, отождествляя себя с литвинами княжества Литовского. Штампом стало утверждение, что победа остановила продвижение русских войск "в Европу" на несколько десятилетий, а попутно считается, что именно в Оршанской битве у литвинов впервые появился бело-красно-белый флаг.

Еще одним извращением истории станет миф об отказе Василия III от обмене пленных, для чего он якобы объявил пленных умершими и отказался их выкупать. Документы свидетельствуют, что Василий в ходе переговоров, которые длились вплоть до 1530-х предлагал обмен "всех на всех", хотя в ходе войны литвинов в в полон было взято намного больше, на что именно польский король ответил категорическим отказом от какого-либо обмена. В результате, многие русские пленники, как например, воевода Булгаков-Голица вернулись домой глубокими стариками (1552).

Причины того двуличия, корни которого появились у поляков при Сигизмунде и были переняты украинцами - находятся в геополитическом положении, в которое попала Польша и Великое княжество Литовское в 16 веке. Впереди еще будет великолепный расцвет шляхетской республики Речи Посполитой, созданной путем объединения Польши и ВкЛ, но республика оказалось зажатой между двух "медведей" - кроме Московии, поднимавшейся на Востоке, так в ее западной соседке - Германии произошла имперская реформа, консолидировавшая Священную империю германской нации под дом Габсбургов. Объединение Польши и Литовского княжества удовлетворяло интересам шляхты и вольных городов, выразившихся в последнем пике государственного самосознания шляхты, но по причине роста анархии в управлении, быстро обернувшегося потерей политической самостоятельности.

Такой великолепный принцип польской шляхты как Liberum veto, означающий принятия решения лишь при единодушном голосовании, привел к росту коррупции среди польских магнатов. Двоемыслие и продажность под прикрытием напыщенно провозглашаемых высоких целях, стали отличительной чертой политики Польши, что отчасти нашло отражение в национальном характере. Парадоксальное на наш российский взгляд совмещение в мировоззрении свидомых украинцев, казалось бы несовместимых мнений, происходит от привычки местной элиты с легкостью менять и мнения и хозяев. Гетманы запорожских казаков, которые вскоре захватят власть на южных землях Речи Посполитой, станут достойными учениками своих польских панов, одновременно служа кроме них еще московскому царю и турецкому султану. Вверх

Сигизмунд Август

Сигизмунд I дожил до 81 года, причем последние годы как соправитель с сыном Сигизмундом Августом, отосланные его властной матерью для управления Литвой в 1544 году, чтобы разлучить со второй женой. Союз с Габсбургами за счет отказа от претензий на Венгрию и Чехию привел к подчинению Литве части Ливонской конфедерации. После отпадения от Тевтонских епископов земли ливонского ордена распались на отдельные зависимые государства, в которые стало проникать лютеранство, которое привело к окончательному упадку ордена. Впрочем, все это стало результатом Ливонской войны (1558—1583), которую организовал Иван IV Грозный, а полем боя стала территория Великого княжества Литовского.

Ответом на вызовы войны стала реформа, которую задумал Сигизмунд II Август по единению Польши и ВкЛ, которыми он владел одновременно, но которые имели различные механизмы управления. Естественно, что Сигизмунд Август решил усилить положения личной унии в виде создания конфедеративного государства с единым монархом во главе, что де факто уже имело место. Король и шляхта совместно разработали вполне дееспособный механизм управления страной через разделения на поветы, в которых королевский прокурор контролировал бы деятельность остальных чинов и, при надобности мог применять вооруженную силу. Склоняясь к мнению то одной, то другой партии магнатов Сигизмунд Август даже поддержал протестантизм, а для снятия напряжения между между шляхтой и боярами уравнял в правах православных и католиков, что было зафиксировано в преамбуле в Статут Великого княжества Литовского 1566 года. Подготовка Люблинской унии полностью легла на плечи короля, так как должна была послужить базой для планируемых реформ. Причем, для рекламы унии ее положения публиковались для широко обсуждения среди мелкой литовской шляхты, что должно было обеспечить большинство голосов.

Конечно, реформа Сигизмунда Августа не была доведена до конца, но надо отдать ему должное - Люблинскую унию в Литовском княжестве он продавил. К этому времени Великое княжество стояло на краю катастрофы от поражений в ходе Ливонской войны с Московским царством. Польские магнаты не особо торопились оказать поддержку литовским боярам, которые выторговывали себе условия сохранения привилегированного положения в конфедерации. Начавшийся в январе 1569 года польско-литовский сейм однако был вскоре прерван литовской стороной, опасавшейся раствориться в польской шляхте, на что король Сигизмунд Август ответил в марте изданием универсала о присоединении Подляского и Волынского воеводств, Подолья и Киева к Польскому королевству.

Успех универсалу был обеспечен поддержкой в первую очередь от дворян тех самых присоединенных украинских земель, так как они получали привилегии полькой шляхты, так что польское правительство даже объявило о возможной аннексии территории всего Литовского княжества, вплоть до запрета названия Великое княжество Литовское, поэтому приехавшая из Литвы делегация без выдвижения своих условий была вынуждена подписать условия Люблинской унии.

В действительности же, Люблинская уния не столько укрепила власть монарха (чего и желал Сигизмунд), сколько усилила влияние шляхты, увеличив заодно и её численность. Абсолютизм, столь необходимый всем странам в 16 веке, вместе с образованием союзного государства стал недостижим для Речи Посполитой, которую Европа по прежнему отождествляла с Польшей. Для польских магнатов Люблинская уния решила проблему наследования короны, так как сам Сигизмунд Август, совмещающий место короля и великого князя, был бездетным, что создавало опасность отпадения Великого княжества Литовского после его смерти.

Для самой Литвы уния стала поражением в первую очередь - в территориальном плане, так как размеры Литовского княжества сузились до северных поветов, так и в культурном и особенно - в религиозном планах. После заключения унии католичество и польский язык стали усиленно насаждаться на территории бывшего Великого Княжества Литовского, а провозглашенное равенство вероисповеданий было отменено в 1596 году, когда король признал законным постановление униатского собора в Бресте и потому счёл, что православие перестало существовать в его государстве. Церковный раздрай и поныне существует в государствах, созданных из осколков Великого княжества Литовского в составе Речи Посполитой.

Формально Великое княжество Литовское продолжало существовать как некое государство, обладавшее отдельными от Польши правовой и денежной системами, имело свое правительство и армию, даже границу с Польшей, на которой взимались таможенные сборы, но государственные дела решались в общем польско-литовском Сейме, где у Литвы не было значимого голоса. В 1572 году со смертью Жыґімонт ІІІ Аўгуста пресеклась династия Ягеллонов, как литовских князей на престоле польских королей. Следующие польские короли выбирались польским сеймом и никакого отношения к ВкЛ не имели, кроме слов - великий князь литовский - в титуле.

По этой причине историю Литовского княжества считают законченной вместе с принятием Люблинской унии, т.е. с момента создания Речи Посполитой, хотя в 1772, 1793 и 1795 годах состоялись три раздела территории Речи Посполитой между Россией, Пруссией и Австрией, при которых указывались отдельно Польша и Литовское княжество. Бо́льшая часть территории Великого княжества Литовского была присоединена к России, но Белостокская земля, а также Сувалкия (территория между Восточной Пруссией и Неманом) отошли к Пруссии. Впоследствии по Тильзитскому миру 1807 года Сувалкия вошла в состав Герцогства Варшавского, а Белостокская земля отошла к России. Только после Венского конгресса (1815), когда в составе Российской империи было создано Царство польское (включавшее в себя большую часть упраздненного Герцогства Варшавского, в том числе и Сувалкию), все территории, некогда составлявшие Великое княжество Литовское, вошли в состав России.


Надеюсь читатели разделят со мной тезис, что для российской истории отправной точной является Киевская Русь - империя восточных славян, созданная варягами из германского племени Русь, которая имела единственного завоевателя, покорившего ее - в виде империи Чингисхана. Благодаря исторической памяти, разорванная на части империя русинов, сотни лет после разгрома русского воинства на реке Калка стремилась воссоединиться, почему я и рассматриваю историю Литовского княжества с точки зрения московской программы воссоединения земель Киевской Руси. Именно успех Московского царства в воссоединении Руси и лежит в мировоззрении даже сегодняшних русских, дополненный имперским миропониманием себя как жителя огромной территориальной империи, чем невольно заражаются остальные народы России. Любой исторический спор в конец концов приходит к одному вопросу - а КТО является наследником славянского грааля под названием Киевская Русь?, который однозначно указывает на Россию.

При всем видимом сходстве Российской цивилизации с Европейской (а России пыталась сотни раз стать европейской) МЫ - другие. Самоуничижение - наш российский конек, но юродство не отменяет вшитое в мировоззрение спокойное уверенное превосходство - кто-кто, ну а мы-то русские - выстоим по-любому.

Вероломством и кровью, часто убийством своих детей и родственников Московские цари преподали нам урок, что государственность может быть важнее частной жизни. Такая форма патриотизма осознается только в контексте нашей российской истории, но если патриотизм возникает, то переламывает любые либеральные теории. Ощущения себя солдатом империи - это не стадность, а высокая красота самопожертвования личного перед общим.

ДА, у России нет сродства с капитализмом, но он - конечен, а Русь вечна. Россия малонаселенная страна с огромной территорией, что уже не позволяет ей сегодня быть передовой индустриальной державой, но можем гордится еще одним подвигов предков поставивших грандиозный социальный эксперимент по строительству СССР, не как социализма, а как последней из возможных индустриальных держав.

Однако, современный Мировой кризис ставить вопрос о новых причинах научно-технического прогресса как механизме развития экономики после капитализма, что дает нам маленький шанс не остаться второстепенной державой. НЕОКОНОМИКА становится наукой о развитии человеческих обществ под действие искривление их структуры в виде появления элиты. Возможно, мы подошли к стадии остановки индустриального пути развития, будущее за социальным развитием человечества, о котором у нас пока есть только сны Веры Павловны.


Статья написана для пояснения положений статей Великое княжество Литовское и Великие князяь Литиовкие в словаре История Руси и Росиии. В начало статьи



Великое княжество Литовское

Список великих князей литовских

http://design-for.net/page/litovskie-knjazja

twitter.com facebook.com vkontakte.ru odnoklassniki.ru mail.ru ya.ru rutvit.ru myspace.com technorati.com digg.com friendfeed.com pikabu.ru blogger.com liveinternet.ru livejournal.ru memori.ru google.com bobrdobr.ru mister-wong.ru yahoo.com yandex.ru del.icio.us